Мнения

Четверикова: «Инклюзивный капитализм» – дорога в кастовое общество (часть четвёртая)

Ольга Четверикова
Ольга ЧЕТВЕРИКОВА
Кандидат исторических наук, директор центра геополитики ИСПИ МосГУ
8 февраля 2021, 10:00
8 февраля 2021, 10:00 — Общественная служба новостей — ОСН

Модный и дико современный «инклюзивный» капитализм – тема которую не только активно обсуждают современные философы и футурологи. Это образ жизни, который энергично воплощают в жизнь.

Ольга Четеверикова уже рассказала о прекариате – новом классе, на основе котором будут строить «общество будущего», основных особенностях этого «будущего» и роли Ватикана в данном проекте. Сегодня рассказ о том, как на практике внедряются элементы «будущего».

Практическое двоемыслие: образование и цифровизация

Инклюзивное образование – из той же области проблем.

Вроде бы благородное дело – объединить в совместном обучении здоровых детей и детей-инвалидов (детей с ограниченными возможностями здоровья – ОВЗ), чтобы добиться стирания границ между инвалидами и здоровыми людьми.

Однако под красивой оболочкой скрывается обычная диверсия – подрывная образовательная технология. Под видом заботы об инвалиде ему наносится непоправимый ущерб.

Особенные дети в обычной школе

В Советском Союзе об инвалидах заботились и делали всё, чтобы они не чувствовали себя некими изгоями. У нас была лучшая в мире система специальных образовательных учреждений для детей с ограниченным возможностями. Она убедительно доказала высокую эффективность дифференцированного обучения детей даже со слабовыраженными недостатками.

Когда же у нас в начале 90-х годов под лозунгом предоставления равных возможностей стали создавать инклюзивные классы, а затем и ликвидировать специальные заведения, очень быстро выявилось, что эти перемены противоречат принципам педагогики и психологическим данным об особенностях детей с ОВЗ.

Если раньше особенности детей с ОВЗ по мере получения индивидуальной помощи в специальной школе постепенно сглаживались, то теперь это невозможно.

Подготовить учителя для специализированной школы – долгий процесс. И для каждой инвалидности нужны свои навыки преподавания. А теперь каждый преподаватель должен стать специалистом по преподаванию для всех детей-инвалидов. Естественно, уровня узких специалистов такие «многостаночники» никогда не достигнут.

В итоге ни здоровые дети, ни дети инвалиды не получают должного образование, и общий уровень его резко падает.

Персональный профиль

«Инклюзивный капитализм» заявляет, что будет одинаково защищать всех, одинаково заботиться обо всех. Вне зависимости от национальности, сексуальной ориентации, способностей. Но, вместе с тем, создаётся система с совершенно чётким разделением на сегменты и касты.

Если мы возьмём систему цифрового образования, цифровой медицины, то увидим, что оценка человека осуществляется на основе цифрового профиля человека или его «цифрового следа». Для этого вводятся – индивидуальные траектории обучения, индивидуальные траектории лечения и т.д.

Для чего это делается? Для того, чтобы на каждого человека завести досье.

Повторю парадоксальность концепции: с одной стороны – это инклюзия (то есть всех сваливаем в один котёл, в одну кашу), а, с другой стороны, у каждого – индивидуальная траектория, позволяющая контролировать каждого человека с раннего детства. Человек будет полностью прозрачный, всё, что возможно, будет переводиться в цифровой вид.

И через какое-то время главную роль будет играть уже не человек, а его цифровой профиль.

Гаджеты

Сегодня все кричат «Гаджеты! Гаджеты! Благодаря им них мы можем делать всё!». Конечно, они делают жизнь удобнее. Но вместе с тем и с вами через гаджеты могут сделать всё. Вы окажетесь под контролем и слежкой. Основной массе людей это стало понятно только сейчас, после начала пандемии.

Гаджеты и цифровые технологии настолько проникли во все сферы нашей жизни, что мы оказались в условиях тотальной слежки. Те, кто полностью погрузился в цифровую среду, оказываются крайне зависимыми. Потому что все те блага, которые они получают за счёт цифро-сферы, могут быть отключены, если человек перестанет подчиняться определённым требованиям.

Удобно везде расплачиваться с помощью пластиковой карты. Ещё удобнее – с помощью телефона, привязанного к такой карте. Но что будет делать человек, которому заблокируют счёт и отключат телефон? Он даже пожаловаться не сможет, потому что не сможет купить билет на автобус и доехать до банка.

Или, вот, сейчас много копий ломается вокруг вакцинирования. Люди резонно опасаются применять не до конца проверенные препараты. И нам говорят, что всё будет исключительно добровольно.

Но что будет делать человек, если ему заблокируют счёт и скажут, что предоставление банковских услуг только после вакцинации? Уже можно слышать голоса «общественников», которые подобные идеи предлагают.

(окончание следует)