Мнения

Философия бессмертия против мышления «смертничества» – разговор с крионистом Удаловой

Валерия Удалова
Валерия УДАЛОВА
Крионист, директор компани «КриоРус», эксперт КС НКО
8 февраля 2021, 11:00
8 февраля 2021, 11:00 — Общественная служба новостей — ОСН

Крионика, о которой мы поговорили с руководителем фирмы «КриоРус», экспертом Координационного совета некоммерческих организаций России Валерией Удаловой на прошлой неделе, является сочетанием прагматизма и идеализма. С одной стороны, это сугубо техническое направление, которое опирается на передовые достижения технического прогресса. А с другой стороны – это взгляд в будущее полных оптимизма. И не только взгляд, но и личный путешествие в это будущее (для кого-то в роли учёного, а для других – как криопациента).

Практическую составляющую мы обсудили в прошлой беседе. Пришло время поговорить о том, что поддерживает оптимизм крионистов в наше непростое время пандемий и экономических кризисов.

– Валерия Викторовна, получается, что, говоря о крионике, мы говорим о технологическом бессмертии?

– Да, только биотехнологическое. Технологическое – это полностью связанное с компьютерами.

– Да, конечно: технологическое – это всё, что связано с киборгизацией или виртуализацией.

– Последнее – это уже инфобессмертие.

– Конечно. Но тогда же получается, что, к моменту пробуждение криопациентов, у человечества будет уже совсем другое общество. Смогут ли пробуждённые адаптироваться к миру, где люди не умирают? Сегодня это было бы катастрофой: достаточно представить, что все сегодняшние начальники никогда не умрут. А, значит, подрастающая молодёжь вынуждена будет оставаться даже не на вторых, а на двадцатых ролях всегда.

– Да, я сама недавно пережила мини-революцию, когда молодые помощники захотели меня отстранить от управления. И не потому, что я плохо работаю, а просто потому, что им самим захотелось «порулить».

Но если мы посмотрим на общество будущего, то оно будет более богатым, более развитым, занимать большее пространство для освоения. Там может быть такое поле для работы, что любой желающий сможет стать начальником просто за счёт постоянного расширения.

Представьте, что мы осваиваем все планеты солнечной системы: это огромное количество проектов, миллионы новых городов. Что, для кого-то места не хватит?

Парадигма выживания за счёт другого, это такой смертнический стиль мышления. Дескать, ресурсов мало, места мало, чтобы занять какое-то подобающее положение, надо с него кого-то столкнуть. Это смертническая парадигма мышления короткоживущих людей, которые одобряют смерть.

Если люди живут долго, то они сами могут выбирать род занятий и менять его, когда надоест предыдущий. Вспомните роман «Туманность Андромеды». Там один из главных героев – Дар Ветер – сначала он работал на энергетической станции по общению с другими цивилизациями. Потом ему надоело, и он перепрофилировался.

Смогут ли люди из начала XXI века там адаптироваться? Им будут психологи помогать. Уверена, они будут знать значительно больше, чем сейчас. Психология тоже будет развиваться, в конце концов.

– Тогда, чтобы подытожить хочется узнать вот что: сложно поверить, что вы занимаетесь своим делом, оставаясь на исключительно материалистических позициях. Должно же вас что-то вдохновлять, вселять веру в это Светлое Будущее. Я не буду вспоминать Маркса, хотя вы и упомянули «Туманность Андромеды» – полностью коммунистический роман. Но может быть кто-то другой? Например, современный философ трансгуманизма Юваль Ной Харари. Или русский философ Николай Фёдоров, основатель космизма.

– Фёдоров был религиозным человеком. Но идеи у него были хорошие: оживить всех умерших, сотрудничать с Богом для бессмертия людей. Но я, как трансгуманист, человек мыслящий материалистически. Поэтому предпочитаем отфильтровывать сами идеи от их философской начинки.

Но трансгуманисты-философы легко апеллируют высказываниями различных философов из любых исторических промежутков. Собственно, философия – это же и есть не поиск истины, это изучение того, что, кто и как говорил раньше. И как этим оперировать.

В результате можно опереться и на Василия Блаженного, который говорил: «И будете, как Боги», – до Хайдеггера, который тоже что-то подходящее говорил.

Поэтому назвать какой-то авторитет, на который мы «молимся» – это нет. Но может быть появится. Хотя уже есть ряд трансгуманистов, которые верят в оживление клеток, в апгрейд человечества в постчеловечество. Они просто верят, даже не будучи религиозными людьми, не связанными с эзотерикой.

Люди просто хотят этого и к этому стремятся.

– Может быть, вы могли посоветовать каких-то авторов, которых стоит почитать, чтобы приблизиться к вашему мировоззрению?

– Очень много литературы есть, но она, к сожалению, в большинстве на английском языке. Например, идеи того же Фёдорова, которые увяли у нас, в России, но потом были подняты за рубежом.

Или тот же «отец крионики» Роберт Эттингер. У него есть книга «От человека к сверхчеловеку». Там описываются концепции, как мы станем более усиленными, получим совершенно другие возможности. У него же есть другая книга – практически «Библия трансгуманизма» – называется «Перспективы бессмертия».

Когда он крионику создал в 60-х годах, то вообще не понимал: как это может работать. Тогда он знал только две технологии: пересадка органов или выращивание органов. Но с тех пор появилось столько технологических возможностей, поддерживающих крионику!

Эттингер о них даже не знал, но концептуально описал всё идеально: что является личностью, почему личность страдает, как относится к кризису философии и так далее. Если кто-то возьмётся её читать (она и на русском языке есть), то должна сразу предупредить: после неё вы не останетесь прежним человеком.

Вы станете последователем крионики.