Мнения

Сибирский ресурс власти

Сергей Першуткин
Сергей ПЕРШУТКИН
член выпускников Союза НГУ, доктор социологических наук, эксперт КС НКО
18 ноября 2020, 06:52
18 ноября 2020, 06:52 — Общественная служба новостей — ОСН

Статья эксперта Координационного совета некоммерческих организаций России Сергея Першуткина посвящена одному из выдающихся учёных советской эпохи.

Михаил Лаврентьев
Михаил Лаврентьев. Фото: sib5.com

19 ноября 2020 г. исполняется 120 лет выдающемуся советскому ученому и организатору науки, академику Михаилу Лаврентьеву.

О его яркой биографии и крупнейших достижениях в науке и технике много сказано и написано. Однако об одной из страниц жизни и научной деятельности Председателя Сибирского отделения Академии наук СССР нужно бы чаще вспоминать сегодня.

Имеется в виду руководство М.А. Лаврентьевым в 1963 – 1964 годах Научно-экспертным советом при Совете министров СССР. Решение о назначении было принято руководством страны вопреки мнению московской и ленинградской околовластных группировок, что было оправдано с разных точек зрения.

К тому времени М.А. Лаврентьев обладал не только высоким авторитетом в научных кругах, но и научно-организационным опытом в качестве заместителя директора знаменитого «Арзамаса-16», заместителя главного конструктора Министерства среднего машиностроения СССР, а самое главное – был непосредственно связан с уже обозначившимися успехами Сибирского отделения Академии наук СССР, после первых пяти лет его деятельности.

Стратегия Сибирского Отделения АН СССР «наука – кадры – производство» широко и целенаправленно воплощалась в жизнь, активно формировалась практика взаимодействия Президиума Сибирского отделения с региональными и с общесоюзными органами власти.

Благодаря инициированию и успешной деятельности по организации Сибирского отделения персональный авторитет академика Лаврентьева в начале 60-х годов прошлого века в Советском Союзе и за рубежом был максимальным, а самого Михаила Алексеевича нередко даже сравнивали с гениальным Игорем Курчатовым.

В этих условиях закономерным было предложение, полученное руководством СО АН СССР от главы советского государства и партии насчет создания на всесоюзном уровне научно-экспертного Совета при Совмине.

Это стало проявлением высокой оценки первых лет деятельности СОАН, проявлением доверия руководства СССР к сибирякам!

Данный консультативный орган призван был заниматься актуальными проблемами на стыке новых наукоемких технологий и их использования в экономике восточных регионов.

Согласно постановлению Совмина СССР от 7 февраля 1963 г, Совету по науке отводилась функция разработки и внесения в правительство предложений по использованию возможностей, открывавшихся перед экономикой страны благодаря быстрым темпам развития науки и технического прогресса. Совет призван был решать с участием ученых любые, а не только научно-технические задачи.

Ученым секретарем научно-экспертного Совета утвердили доктора физико-математических наук, профессора Гурия Марчука, несколько позже возглавившего в Новосибирском академгородке Вычислительный центр СО АН СССР.

Всего в состав Совета вошло 17 советских ученых, широко известных в нашей стране и за рубежом благодаря своим научным достижениям и независимости суждений: Борис Константинов – астрофизик, акустик, специалист по разделению изотопов, Николай Семёнов – физик и химик, лауреат Нобелевской премии, Анатолий Александров – атомщик, «отец» атомных электростанций, атомных ледоколов и подводных лодок, Николай Боголюбов – основатель научной школы по нелинейной механике и теоретической физике и ряд других авторитетных ученых, к которым прислушивались не только в Советском Союзе, но и за рубежом. В Научно-экспертный совет были также приглашены и два должностных лица – Президент Академии наук СССР и заведующий Отделом науки ЦК КПСС, активно включившиеся в работу.

«Совет Лаврентьева», как его окрестили журналисты, не наделялся какими-то особыми правами, помимо «прямого выхода на главу правительства» и доступа к всевозможной ведомственной информации по разным научно-техническим проблемам, но тем не менее получил две комнаты в Кремле и сюда регулярно передавали на экспертизу проекты документов, обращались за справками.

Эффективность заседаний и рекомендаций Совета достигалась те только благодаря продуманному планированию, но и тому, что на заседания приглашались представители министерств и ведомств, руководители предприятий – в зависимости от тематики решаемого вопроса. Проводилась экспертиза проектов постановлений Совмина, определялись конкретные рекомендации по запросам ведомств, а также Комитета по оборонной технике.

Внимание Совета концентрировалось на реализации принципов междисциплинарности и практического эффекта, на выстраивании стратегии регионального научного развития, но самое важное, на прорывных задачах в числе которых определялись пути развития энергетики и ее перспективы в СССР с учетом геотермальных источников энергии (в целях электрификации и теплофикации населенных пунктов страны), разработка новых технологий проката с защитными покрытиями, возможности возобновления строительства дирижаблей в гражданских и оборонных целях, пути увеличения выпуска высокопрочной стали для двигательных установок в интересах обороны страны, а также разработка способов зашиты ряда советских городов, в том числе Алма-Аты от селевых потоков, сходящих с гор и другие обширные научно-производственные задачи.

Деятельность Совета по науке отличалась не только стратегическим подходом, но и оперативностью, повышенной чувствительностью к новым социально-экономическим потребностям. Скажем, обострилась в стране проблема с автомобильной и дорожной техникой, не приспособленной к жестким климатическим условиям Севера и была создана специальная Комиссия Совета с целью изучения специфики работы машин на Крайнем Севере.

Не полагаясь на мнение помощников, экспертов и руководителей сибирских и дальневосточных краев, областей и республик, академик Лаврентьев и профессор Марчук выехали в разгар зимы на Дальний Восток и на автомобиле в самые жгучие морозы проехали 1,5 тыс. километров по печально знаменитому Колымскому тракту, обсуждая с водителями грузовиков, охотниками, с золотодобытчиками, с руководителями местных органов власти, с депутатами назревшие проблемы техники и экономики. Благодаря этим встречам и личным впечатлениям удалось увидеть, как при экстремально низких температурах лопаются стальные конструкции, а металлические детали становятся хрупкими как стекло, что резина крошится, подобно сухарям, пластмасса растрескивается, утрачивая необходимые качества, а смазка каменеет.

Приведя после поездки в систему персональные впечатления и наблюдения, дополненные обширным статистическим материалом, удалось суммировать, что зимой на Севере поломок происходит почти в 10 раз больше, чем в Центральной России.

Этот принципиальный вывод М.А.Лаврентьев вынес на обсуждение Научного совета при Правительстве. По итогам обсуждений был подготовлен проект специального постановления Совета Министров СССР, были сформулированы задачи науки в области электросварки металлов, а несколько позже с участием академика Бориса Патона разработаны методы сварки специальных хладостойких марок стали. Исследователи-химики и производственники занялись разработкой и выпуском хладостойкой резины, пластмасс, смазок, что активно стало применяться Министерством обороны для обеспечения работы военной техники. Ситуация стала меняться к лучшему.

Еще одна тема, озаботившая участников Научного совета – это вероятность строительства гигантской Нижне-Обской ГЭС, поскольку газеты не жалея эмоций писали о ее фантастической роли благодаря мощности в 10 млн. кВт. Тем не менее существовала опасность затопления обширных территорий, а наша страна могла бы лишиться важных источников нефти и газа. Однако авторы этого проекта, не жалея сил, рекламировали будущее рукотворное море на территории Сибири размером с Каспий.

Энтузиастами будущей стройки являлись некоторые высокопоставленные лица, готовые пожертвовать 2 млн. госбюджетных рублей на изыскание подходящего для плотины места в районе Сургута. Тем не менее, в Сибирском отделении, поддержанном Советом по науке при Совмине не могли согласиться с такой перспективой сулящей затопление почти трети Западной Сибири.

Организованная Научным советом при Совмине СССР специальная комиссия объехала обреченные на затопление районы, сельхозугодия, леса, посетила в Берёзове место ссылки князя А.Д.Меньшикова, сподвижника Петра I. Геологи разведали там богатые месторождения нефти, которые ушли бы под воду при строительстве ГЭС.

После непростых дискуссий в Совете было признано нецелесообразным строительство Нижне-Обской ГЭС в силу экономических соображений и даже вредных экологически.

Несмотря на возражения энергетиков и протесты высокопоставленных государственных деятелей, Совет Министров СССР приостановил проектирование Нижне-Обской ГЭС, в чем была явная заслуга Совета по науке при Правительстве СССР, Сибирского отделения Академии наук , опиравшихся на результаты экспертизы свыше ста различных научных и отраслевых организаций.

Летом 1964 года была выдвинута встречная идея – вплотную заняться исследованием потенциала Западно-Сибирской низменности, поскольку разрозненные изыскания разных отраслевых комитетов, министерств и ведомств ограниченно и узко формулировали задачи.

Сибирское же отделение представило План рационального освоения природных богатств, предложив для этой цели создание межведомственной комиссии при Совете Министров СССР, чтобы избежать перекоса интересов в сторону какого-либо министерства или ведомства, обеспечив одновременно высокую научность исследования.

Перед отправкой плана в Совет по науке при Правительстве СССР удалось заручиться поддержкой различных министерств и ведомств, включая Госкомитет по топливной промышленности, Госкомитет нефтеперерабатывающей промышленности, заинтересованные в планомерном изучении Западно-Сибирской низменности, что обусловило успех предложений сибирских ученых и последующей реализации.

Таким образом, предпринимались попытки уловить общественные потребности и тенденции, обеспечив Советскому Союзу ускоренное развитие, закрепление передовых позиций в конкуренции с Западом и с США.

Спустя полвека после Создания Совета по науке при Совмине СССР пришло время для важных политических оценок и обобщений через призму современных потребностей и задач.

Ни в сталинский период, ни в последующие годы полноценного и эффективного аналога упомянутому Научному совету, успешно работавшему в 1963 – 1964 гг. под руководством М.А.Лаврентьева, не было и пока нет.

Действующие сегодня экспертные советы при органах власти, увы, кажутся недостаточно активными и слабо авторитетными, в силу чего на федеральном уровне порой пропускаются сомнительные решения (хотя если полней бы учитывать советский опыт и возможности Новосибирского Академгородка, предложений Сибирского отделения Академии наук, то совокупные результаты науки и власти в нашей стране могли бы быть иными.

Будет ли в современных условиях воссоздан научно-экспертный совет с явно выраженной научной составляющей? Закрепит ли Владимир Путин поддержку сибирской науки дополнительными управленческими решениями по выдвижению представителей Сибири на ключевые посты в федеральной власти? Хотелось бы надеяться. Пришло время не просто действий, но разработки и реализации полноценного мобилизационного проекта.




Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Юлия Корецкая
8 дней назад

Здорово!
Действительно, нужны авторитетные научно-экспертные советы при органах власти.
Трудно представить, если бы бюрократическая инициатива насчет затопления Западной Сибири была бы реализована!
Хорошо, что Сибирское отделение остановило энтузиастов-бюрократов от энергетики.