#В мире

Эксперт военно-политической разведки: Лодка Эрдогана черпает воду с обоих бортов

5 марта 2020, 11:02
тест, Платные тесты на коронавирус в Москве, Питере и Крыму: стоимость и процедура
Рустем Клупов. Фото: ulcraft.com
5 марта 2020, 11:02— ИА "Общественная служба новостей"

Разговор с Героем России полковником Рустемом Клуповым о проблемах в Сирии получился очень обстоятельным. Поэтому мы решили разделить его на две логические части.

С первой частью беседы с экспертом по оценке военно-политического положения можно ознакомиться тут.

Представляем вашему вниманию окончание беседы.

Читайте также 
РФ не дала гарантий безопасности турецкой авиации в Сирии

– Рустем Максович, всё-таки объясните: почему именно в такой форме прозвучали слова российских ВКС («Мы не можем гарантировать безопасность»). Ведь и раньше наши представители не особо эту безопасность гарантировали. Может это намек на то, что сирийцам переданы какие-то виды высокоточного оружия? Или таким образом штаб нашей сирийской группировки даёт понять, что больше не станет сдерживать армию САР?

– Мне кажется, тут кроется военно-политический аспект. Мы не перестаём быть с турками союзниками в целом, в стратегическом плане. И, по большому счёту, нам не нужны их жертвы.

С нашей стороны звучат вполне грамотные заявления:

«Ребята, мы запрашивали координаты ваших подразделений. С какого перепою они оказались в боевых порядках этих бармалеев? Ваши солдаты пострадали по вашей же вине. Не надо нас в этом винить. Мы боремся с ИГИЛ*. Вы должны были разделить боевиков в Идлибе на умеренных и непримиримых. Не разделили. А сирийская сторона просто ведёт операцию по освобождению своей территории. И то, что вы на ней находитесь – это ваша беда».

Что касается какого-то технологического оружия, то ПВО Сирии вооружено достаточно эффективными средствами. Не буду перечислять подробно комплексы, которые у них есть.

Читайте также 
Онтиков: Конфликт в Идлибе можно снова «заморозить». Но зачем это России?

– Но если взглянуть на другой фронт сирийского конфликта, то мы увидим, что это ПВО плоховато справляется, например, с регулярными ударами авиации Израиля.

– Да в борьбе с Израилем они недостаточно эффективны.

Сирийцы не имеют право сбивать самолёты над чужой территорией. Это будет международный скандал. Он поставит Сирию в неудобное положение. А израильтяне залетают для нанесения ударов с территории Ливана. И со стороны моря наносят удары дальнобойными ракетами.

Это можно сравнить с поединком двух боксёров. Израиль наносит удары в голову. А сирийская сторона старается бить по его перчаткам. То есть сирийцы оказываются в чистой и очень сложной обороне.

Тактика, которую выбрали израильтяне, приводит их к успеху. И не надо забывать про уязвимое при таком раскладе положении Дамаска.

Читайте также 
Икбаль Дюрре: Туристы могут смело ехать, Турция с радостью их ждёт

– А если вместо сирийцев оказались бы наши подразделения, было бы проще?

– Если смотреть на Россию с подобной точки зрения, то мы увидим, что Москва тоже приближена к западным границам страны.

Поэтому то, что мы делаем Сирию своим союзником, то, что там находится наша военно-морская база, базируются противокорабельные ракеты – это всё обеспечивает удержание ударных сил «возможного противника».

Сейчас в Средиземное море зашла ещё одна ударная авианосная группа США. И вот наша база в Сирии удерживает американцев на расстоянии. Они не могут нанести своей «длинной рукой» – как они любят называть крылатые ракеты «Томагавк» – удар по европейской части России.

Не дотягиваются они из Средиземного моря.

Читайте также 
Онтиков: В Турции не хотят конфликта с Россией, но армию Сирии называют террористами

Точно такая же заноза на Балтийском море – это калининградская зона.

Это наши форпосты, которые не позволят противнику подойти слишком близко. То есть если предположить, что начнётся какое-то серьёзное военное противостояние, то «вероятному противнику» придётся убрать со своего пути базы в Калининграде и Сирии.

Поэтому для нас присутствие в Сирии – это большое геополитическое преимущество.

– И, всё-таки, давайте вернёмся к тому, с чего начали. С Эрдогана и его положения. Вы сказали, что он в ловушке.

– Эрдоган понимает, что американцы ему не союзники. Они его пытались недавно со своего места сколупнуть при помощи переворота. Именно это привело к его сближению с Россией.

Но на сегодняшний день его позиция по Сирии – это цугцванг. Что бы он ни сделал – ему «кирдык». В политическом плане.

– А какие у него есть варианты ходов?

– Если Эрдоган начнёт полномасштабную войну с Россией, то выиграть он не сможет. Однозначно.

Читайте также 
Икбаль Дюрре: Во времена Холодной войны СССР помогал Турции больше, чем США

Соотношение сил, средств, возможностей не позволит ему это сделать. Тем более, что в случае такого конфликта расклад сил внутри страны станет сразу совершенно другой.

Турки – они больше не воины, они – торгаши. Им выгоднее получать бабки и доить Россию через туристов, через помидоры, через газ. А не хватать ружьё и бежать воевать, образно говоря.

На это и делает ставку оппозиция Эрдогана. Они говорят: «Зачем нам воевать? Мы и так всё имеем. Если мы сейчас начнём войну, русские «перекроют кислород» и мы откатимся на 20 лет назад».

– И тем не менее, второй вариант для него – это именно война. Верно мы поняли?

– Совершенно верно. Если Эрдоган уступит идлибскую зону, тогда исламские фундаменталисты скажут: «Нафиг нам такой президент, который не может отстоять наши интересы».

Он же продвигает идею пантюркизма. Дескать, мы объединим сейчас всех тюрков. И это опять угроза в сторону России.

Поэтому ситуация сейчас как на качающейся лодке. Непонятно, какой борт первым хлебнёт забортной воды. Но его лодка в любом случае утонет.

Читайте также 
Эксперт военно-политической разведки: Эрдоган – заложник ситуации в Идлибе

– Наша ситуация лучше? У Путина ведь тоже оппонентов хватает.

– Если сравнивать политическую позицию двух президентов – нашего и турецкого, – то более устойчивая у Путина.

При всей непредсказуемости сирийского конфликта, у нас в стране к действиям там отношение однозначное.

Я сейчас работаю на этом направлении, изучаю общественное мнение. В подавляющем большинстве народ одобряет нашу политику на Ближнем востоке. И гордится своими вооружёнными силами. И искренне поддерживает сирийский народ.

А у Эрдогана – «пятьдесят на пятьдесят». То есть всё более чем не понятно.

* террористическая организация, запрещённая на территории Российской Федерации.








тест, Платные тесты на коронавирус в Москве, Питере и Крыму: стоимость и процедура тест, Платные тесты на коронавирус в Москве, Питере и Крыму: стоимость и процедура