Мнения

Элита, или не в коня корм

Александр Михайлов,
генерал-майор ФСБ, член Высшего совета движения “Сильная Россия” и депутат Солнечногорского района
3 июля 2020, 11:32
3 июля 2020, 11:32 — Общественная служба новостей — ОСН

Слово «элита» стало расхожим определением для всего, что хоть чуть-чуть выходит за рамки нормы. При этом неважно, в какую сторону. Элитные войска, элитная гвардия, элитные вузы и элитные свиньи и коровы. Последние определения употребляются наиболее часто, как и элитная колбаса и элитные саженцы. В суете будней нам хочется чего-то необычного.

Мы начинаем наделять понятием элита все что ни попадя. ВУЗ, работающий по государственному стандарту и выпускающий не пойми кого и не пойми для чего, становится элитным. Все учебные ведомственные учебные заведения тем более. Создается впечатление, что, если не приметить это определение, то и учиться туда никто не пойдет.

Но самое опасное, когда понятием элита, начинают величать тех, кто по своему интеллекту, знаниям и иным качествам, ну никак не тянет на это… Величали ли Пушкина, Гоголя, Менделеева элитой? В условиях, когда сословность была определяющей? Конечно, нет. К ним применялись другие эпитеты – талант, гений, великий… Эти понятие конкретны и осязаемы. Они предполагают индивидуальность, вклад личности в развитие цивилизации.

Понятие же элита сегодня предполагает не столько индивидуальные качества, сколько движение в толпе. Даже само слово имеет расширительное значение.

У меня было много выпускников, так называемых элитных вузов, которым нельзя было даже склад чугунных болванок доверить: ни украсть, ни покараулить.

Советская элита

Формирование кластера руководящих кадров в советские времена было особой заботой партии (читай – государства). Для того чтобы занять нишу, человек должен был пройти большую школу. Неслучайно в биографиях многих наших политиков первыми должностями были слесарь, токарь, комбайнер и даже… батрак (К.У. Черненко).  Только на основе  таких принципов  можно было сформировать высший руководящий слой, как партии, так и народного хозяйства. Замечу, на первом этапе рассматривалась  способность человека решать конкретные дела. В известном романе М.Шолохова  «Поднятая целина» блестяще выведен образец руководителя той эпохи – Семена Давыдова, который был прислан в колхоз. Глубокая убежденность, цельность характера, способность понимать узловые моменты, находить решения, простота и непритязательность – те качества,  которые отличали руководителей молодой страны.

, Элита, или не в коня корм
Кадр из фильма “Поднятая целина”. Фото: exkinoray.tv

В 1985    году в журнале «Наука и жизнь» Гавриил Попов  провел анализ романа Александра Бека «Новое назначение», главный герой которого министр металлургии Онисимов. Член Правительства СССР прошел путь от помощника горнового. Был главным инженером металлургического завода, директором… Г.Попов тщательно исследует не только и не столько персонаж, сколько систему, которую он квалифицировал как «административно-командную», придавая ей нарицательно осуждающее значение. По его мнению, именно высокая профессиональная квалификация (в его устах это звучит как ограниченность и профессиональная деформация) являлась тормозом всей нашей экономической системы. Так что же так не нравилось товарищу Попову в личности героя?

, Элита, или не в коня корм
Гавриил Попов. Фото: Youtube

«Правдивость — обязательное звено Административной Системы. Когда в годы войны возникла опасность срыва в выпуске металла, Онисимов лично, никому не поручая и ни за кого не прячась, — докладывает об этом в Госкомитет обороны. Он знает, чего может стоить ему этот доклад. Но подвести страну нельзя. И ему помогли, буквально сняли с фронта солдат. Ему верили: если говорит «не могу» — значит, все человеческие силы действительно исчерпаны. Но в романе Бек упоминает только один этот доклад о невозможности выполнить задание.

Онисимов абсолютно подчинен Верху, но и аппарат полностью подчинен Онисимову — это тоже черта Системы. Поэтому он с полным правом мог писать в ЦК: «Беру на себя полную ответственность за всю служебную деятельность моих подчиненных».

И еще. «Вот нарком танков Онисимов говорит с исполняющим обязанности наркома металла, своим давним другом и соседом по дому. Приводит данные анализов, результатов испытаний, снимки шлифов, акты, протоколы. Доказывает: танковый наркомат не получает сталь нужного качества. И здесь беспощадность, ничего личного, никаких уступок. Мы делаем государственное дело и обязаны его сделать. Страна, Сталин требуют сотен и сотен танков, лучших, чем немецкие. А для этого, считает Онисимов, надо выработать лучшую — по мировым стандартам — технологию. Разработать детальные инструкции, дать конкретные задания. А затем заставить всех подчиненных беспрекословно, точно, строго соблюдать все детали директив, все буквы инструкций. Надо постоянно, неукоснительно всех контролировать, ловить малейшие промахи, чтобы они не переросли в провалы, подавлять отклонение в зародыше. Вот почему так кричит нарком на мастера в цехе по поводу корочки при разливе стали: эта корочка вписана в инструкцию, без нее качество металла ухудшится.

Культура в работе, технологическая грамотность, четкость в каждой мелочи — вот стиль руководства отраслью. За эту тщательность Орджоникидзе называл Онисимова «немцем». И сам Онисимов воспитывал подчиненных в духе строжайшего контроля технологии и качества».

И все это подспудно подается как негатив. Нет, Онисимов симпатичен Попову. Ему не симпатична система, которая таких Онисимовых вырастила.

Признаюсь, такой взгляд в те годы был поддержан обществом, которое устало от политических старцев… Статья вызвала бурную реакцию в обществе. Ее обсуждали, спорили, критиковали… Но она сделала свое дело.

Принципом кадровой стратегии 90-х стало формирование нового слоя управленцев широкого профиля, менеджеров, которым доверялись самые ответственные и ключевые посты. При этом знания и профессиональные, подчеркну, НАВЫКИ в расчет не брались. В руководящие кресла влетали крикуны, горлопаны, недоучки и витающие в макрооблаках младшие научные сотрудники. И шло это повсеместно, от экономики, промышленности, до высокой науки. Специалисты же, знающие проблемы, были объявлены мракобесами и выброшены из обоймы.

Зарубежные специалисты

Не справляясь с обвалом проблем, они стали нанимать зарубежных специалистов. Помню время, когда в Белом Доме можно было услышать иностранную речь чаще, чем русскую. Советниками наших «шишек» становились установленные разведчики специальных служб.  И с их легкой руки, новые «начальники» объявили себя реформаторами. А реформа, как известно, дело не быстрое… То ли ишак сдохнет, то ли эмир… Именно тогда стали формироваться сообщества, которые присвоили себе называться словом «элита». Этот термин стал настолько расхожим, что элитой стали называть студентов престижных вузов. Тех, кто не только еще ничего не совершил, но и не факт, что совершит в силу интеллектуальной  убогости.

Тяга к исключительности свойственна людям разных национальностей. При этом эти исключительности носят мировоззренческий материальный, и культурный характер.

В последние же годы начинается формирование сообществ, объединенных даже физиологическими отклонениями. И они   тоже себя называют элитой только потому, что им (извращенцам) дано то, что нормальному человеку непонятно и противно.

Политическая элитарность

Особая тяга к подаче своей исключительности характерна для политических структур, которые борются за власть. И эта элитарность не зависит от степени успешности партии. Но без причисления себя убогих к элите невозможно добиться притока новых рекрутов. Особенно нелепо выглядит их наглядная агитация. В костюме от Версаче на фоне коллажа с пшеничным полем, с задумчивым взглядом и пиджаком через плечо. В такой плакатности также содержатся признаки элитарности (костюм, рубашка, галстук, часы) «Выбирайте меня, кореши, я вас не обижу!» («Республика Шкид», Мамочка).

Прикоснуться к известным лицам на плакате – тоже принцип таких «элит». Крепкое мужское рукопожатие с ним (лучше с генералом, адмиралом, Маршалом) – словно  посвящение в новое качество. Типа с самим Пушкиным на дружеской ноге… Дико ржал над предвыборным плакатом бывшего представителя политической элиты – лидера Справедливой России. У него в одной руке дорогая ручка, которой он пытается писать на … Айпаде! Понятно, что подобная элитарность сегодня, кроме иронии, ничего не вызывает…

, Элита, или не в коня корм

И тем не менее формирование элитных сообществ продолжается полным ходом. Они приходят на смену феодальным клановым, но остаются по сути теми же самыми. И это тянется из глубины советской эпохи. С этими был на каторге, с этими учился в церковно-приходской школе, с этим жил в одной деревне. Элитные волны самые опасные для государства. То свердловская команда накрывает страну перегаром, то питерская… Ощущение, что за пределами этих сословий и людей-то нет. И страна сжимается до размера области, города или колхоза. И от этого происходит застой, потому что в замкнутом социуме нет притока новой крови, как у народов севера. И чем монолитнее застой, тем крепче «элита».

Замечу, что, кроме как сами себя, их никто элитой не считает. И держатся они, сцепившись в замок, как ОМОН, разгоняющий толпу. Разорвется цепь и свита короля становится голой, потому что каждый в этой цепочке поддерживает штаны соседа…

Такие элиты подвержены болезням. Появилась бацилла разума, интеллекта и протеста, как их организм начинает колбасить… Но в отличие от живого, у элитарного «организма» мощные предсказуемые реакции. Потому что они ходят исключительно строем… И могут затоптать (или посадить) любого, кто «не с нами».

Наряду с биологией и зоологией, появилась…элитология. Она изучает не проявления общественных отношений в совокупности, а искусственно выведенную биологическую субстанцию в окружающем мире. Но в отличие от гладиолусов и ящериц, косуль, представители изучаемой элиты не продукт вековой эволюции, а просто мираж, иллюзия, существующая ограниченный отрезок времени в нашем сознании.

Матрица

Формирование отношения к так называемым элитам в России ведется искусственным командно-административным способом. Издали Указ –  и вот новый представитель нашей политической элиты. Фанфары, интервью, прожекты… И неважно, что сегодня ее значительная часть на зоне шьет варежки… Ей на смену, как на нерест, идут новые особи в желтых штанах. «Ку!» – хочется сказать и присесть перед этим великолепием.

Изучая формирование элит, мы не пытаемся изучать разложение и деградацию тех, кого называли элитами. И все потому, что как только приступим к этому, поймем, что элит у нас просто нет. Есть группа людей, зафиксированная нормативными актами. А попытка распространить это понятие на бизнес, что, кстати, и предпринимается, – это все равно, что изучать криминальный мир, переводя аномалию в норму.

Мы не пытаемся рассматривать так называемые элиты в системе человеческих координат, десяти заповедей. А все потому, что заповеди сегодня не догма. Не укради! Но если принять закон, то можно. И не просто можно, а нужно!  Не убий! Но для отпрысков элиты, да их самих, бывает тоже можно. Потому что за рамками «элиты» фауны нет. Там только флора. Не люди, а растения. Сбил машиной на переходе – бабы еще нарожают. Изнасиловал – дал денег на колбасу и в расчете…

И это ощущается особенно остро в последнее время. То идиот со значком депутата предлагает отменить пенсию по старости, то профурсетка с министерского кресла сетует, что вина молодежи в том, что ее нарожали…  То предлагается отбирать у родителей детей, отдавать их в опеку для воспитания. Просто какая-то евгеника. Отберем, вырастим. Человек – вол. Человек – пахарь… Как говорил доктор Хасс, – ведь вол же не страдает от того, что он вол. При этом все для нас. Все для народа.

Опасность термина «элита»

Как уже говорил, наделение группы лиц, организаций термином «элита» вещь опасная. Особенно, если это касается вузов. Человек, поступающий в т.н. элитарный вуз, изначально себя выводит из социума. Он становится не такой, как все. Ему предначертано… У него миссия. А если ему начертано судьбой вести неравный бой? Получив диплом, разгребать социальные завалы мерзости, отскребать коросты лишая? Как! Он же элита. Не по чину это. Но мир иной. И часто так называемые элитарные знания в нем не применимы. И мучается выпускник, утратив иллюзии и смысл существования. Но что еще хуже, если эти знания идут во вред обществу, людям. Мы уповаем на нашу правоохранительную систему. Большинство служащих – выпускники из элитных инкубаторов. Вроде и знания давали, но на практике – не в коня корм. Многие даже не понимают, что задача власти – защита законных прав и интересов граждан.

Круг элиты замкнутый, выпавших из арбы назад не подбирают… Что с воза упало, то пропало. Вернуться в элиту невозможно.

Особая тема

Политическая элита – тема особая. Ее мифологизация достигла полного извращения. По сути форма, стала довлеть над содержанием.  Для понимания замечу, что любое должностное лицо государства, будь то назначенное или избранное, это нанятый обществом работник для выполнения важных государственных функций. И спрос с него не по форме власти, а по результатам работы. И никак иначе. Многие персоналии реально забывают, что по Конституции власть принадлежит народу. Пусть даже через своих представителей. И представитель – не самостоятельная боевая единица, а лишь ретранслятор поставленных задач народом для конкретной реализации. Некоторые персонажи, настолько перепутали мифы и реальность, что стали превращаться во властелинов колец. Они стали учить избравший их народ, как ходить, что есть, что пить, что говорить, что смотреть и читать… И все попытки их вернуть в реальность исключены. Более того, они сами себе создали такие инструменты, когда даже идиота нельзя изъять из власти назад в стойло. Хотя сегодня редкий мэр доживает до пенсии на свободе… А это региональная и муниципальная элита!

В конце 90-х русский язык подвергся серьезным испытаниям, так как устойчивые понятия поменяли значение. Слово «авторитет» стало нарицательным, потому что слово применялось исключительно в криминальном смысле. Слово «семья» стали писать с большой буквы, так как семьей называли круг дворни около Ельцина.  Даже гоняющего пургу пресс-секретаря Президента Пескова называют не иначе как Кремль!

О, как!

Так кого же можно ныне отнести к элитам? Думаю, что только созидателей. Тех, кто своими мозгами, талантом, руками создают непреходящие ценности для страны. Увы, эти люди вне зоны внимания элитологов, потому, что исключительно самоварное золото стало валютой.

Элита — это особая категория, в которую нельзя принять Указом

Элитой нельзя назвать себя.  Это могут сделать только те, кто внимательно и придирчиво оценивает работу, творчество и поступки. Еще недавно ярким представителем политэлиты был заместитель президентской администрации Владислав Сурков. Он был не просто элитарен, он был вершитель судеб, политсказочник и политтехнолог. Но одной подписи В. Путина было достаточно, чтобы карета превратилась в тыкву, а кучер в крысу. Это что за элита такая, из которой можно «уволить»? При этом даже десять указов не могут ни при каких обстоятельствах вычеркнуть или уволить из категории элиты Евгения Примакова. И что бы потом о нем ни пытались говорить, он на вершине политической элиты останется навсегда, даже за один разворот над Атлантикой.

Причины, по которым мы начинаем разбрасываться превосходными степенями в адрес несерьезных персон, одна – катастрофический кризис кадров. Кадров на всех уровнях! Исчезновением с политического небосклона таких фигур, как академики Абалкин, Капица, Патон, авиаконструкторы Туполев, Антонов, Яковлев, Королев! Их отличала удивительная трудоспособность, талант и невероятная человеческая  скромность. А не вычурность, тщеславие и самореклама. Признаюсь, на фоне нынешнего бесцветья в политике я все чаще начинаю вспоминать губернаторов недавнего прошлого  – людей неоднозначных, но удивительно ярких. Титов – Самара, Спиридонов – Коми, Аяцков – Саратов… И даже Илюмжинов – Калмыкия… Это были «эмбрионы» государственной политической элиты, по разным причинам не раскрывшие свои возможности. Но лидерами в своих субъектах они были бесспорными!

Формирование элит-  явление долгое, но реальное

Мне на глаза попался ежегодник транспортной жандармерии за 1903 годы. Там был список всех жандармов. И что интересно – достаточно было посмотреть их послужные списки, чтобы понять, там ни один офицер не перескакивал через должность! Эволюция шла медленно, но поступательно! Мы же в кадровой политике наблюдаем исключительно землячество и материальную основу.  В списке наших Министров (хоть возраст не порок) значительное число лиц молодого возраста с огромными состояниями (о них речь!), но без опыта практической и созидательной работы на земле. И пока мы не поймем, что настала пора Онисимовых, элиты России (не беру слой капиталистов!) будут напоминать  сообщества людей с высшим образованием без среднего.   Может, потому и не выполняются многие поручения Президента…








Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments