Общество

Милонов поспорил с феминистками о роли женщины в России

5 апреля 2021, 16:34
Фото: kommersant.ru
5 апреля 2021, 16:34 — Общественная служба новостей — ОСН

«Коня на скаку остановит и в горящую избу войдет» — всем знакомы строчки, где описана женщина в России XIX века: трудолюбивая и самоотверженная. Она все умеет, работает не покладая рук и ни на кого не рассчитывает. Сколько в этом правды сегодня и какова роль женщины в в современном обществе, в эфире телевидения Общественной службы новостей обсудили депутат Госдумы Виталий Милонов и президент АНО «Центр правовой помощи и просвещения», феминистка Татьяна Сухарева.

ОСН: Начну с вопроса о том, как в целом вы оцениваете роль женщины в современном обществе?

Татьяна Сухарева: Во-первых, женщина — такой же человек, как и мужчина. И сама постановка вопроса «Роль женщины в современном обществе», она.. Вот представим тему «Роль мужчины в современном обществе»: имеет ли право мужчина не быть пушечным мясом, а быть, условно, скульптором? Почему-то такой вопрос не ставится, почему-то под сомнение ставится только женская роль. Так что этот вопрос сам по себе дискриминационный. Женщина, как и мужчина, имеет право распоряжаться своими талантами как она захочет, и никто не вправе ей мешать и как-то ограничивать.

ОСН: Я могу объяснить, почему вопрос прозвучал именно так. Касательно мужчин он просто не возникает. А задумываясь об отстаивании прав женщин, мы приходим именно к этой формулировке. Если он звучит несколько дискриминационно, предложите свою формулировку.

Татьяна Сухарева: Разумеется, проблемные зоны есть. Женщины действительно дискриминированы, ее возможности ограничены обществом, государством и противоположным полом.

Виталий Милонов: Это такие высосанные из пальца проблемы, что я не думаю, что на самом деле они являются актуальными для страны. Да, есть частные случаи, когда женщины и мужчины с этим сталкиваются. Но эти исключения лишь подчеркивают существование правила.

Татьяна Сухарева: Я уже высказалась, что женщина в России сильно дискриминирована и это можно отследить по таким вопросам, как, например: «Готовы ли вы видеть женщину во главе государства?». Большинство не готовы. Может, для господина Милонова этот вопрос и не актуален, но для большинства населения нашей страны, которое составляют женщины, он более чем актуален.

ОСН: А что дает основание говорить, что такой проблемы не существует?

Виталий Милонов: Ну наверное отсутствие каких-либо серьезных сигналов в обществе, которые свидетельствовали бы об обратном.

ОСН: Я правильно понимаю, что вы видите роль женщины как консолидирующую вокруг семьи, любви к семье и любви к мужчине.. То есть шире вы не смотрите?

Виталий Милонов: Никто не сказал, что я не смотрю шире. Безусловно человек развивается гармонично, когда он получает удовольствие от результата своего труда, от результата усилий, будь то результаты от работы, или результаты от домашнего быта. Упаси бог нам следовать феминистской риторике, где мы, оценивая специалиста, смотри на присутствие или отсутствие тех или иных первичных половых признаков в штанах. Я считаю, что мы должны быть избавлены от этой сексистской зашоренности, в которой феминистки преподносят принадлежность к одному из полов как бонус. Я считаю, что при возникновении трудовых и социальных отношений мы отталкиваемся от личных качеств человека.

А если мы говорим, что женщине нужна особая помощь в карьере, то мы отказываемся от феминизма, признавая, что женщине да, нужна помощь — и это правильно, это хорошо, это делает нас, мужчин, более человечными. А если женщина не хочет пользоваться этой поддержкой, она остается самодостаточной, то это тоже позиция, заслуживающая уважения. Но когда мы сталкиваемся с тем, что возникает дисбаланс в отношении между мужчиной и женщиной, а феминизм — это именно дисбаланс, то идет привнесение полового элемента в общественные отношения. Это глупость.

Я считаю, что идеи феминизма и радикального феминизма в частности, должны быть приравнены к экстремистским и запрещены.

ОСН: Я нашла вашу цитату, что женщина не должна быть умнее мужа, должна быть «покорной, хозяйственной и услужливой, а не понижать самооценку мужа своими ненужными знаниями». Это разве не перегиб?

Виталий Милонов: Где это вы такое выкопали? Я с удивлением услышал эту фразу, она не моя и я ее комментировать не буду.

ОСН: Хорошо, а если бы слово «феминизм» в нашем разговоре отсутствовало бы, тогда мы бы понимали о чем говорить?

Виталий Милонов: Я не понимаю о чем говорить. Например, в случае профессии укладчика шпал, мы можем говорить, что это тяжелый физический труд и он не полезен женщинам исходя из особенностей строения женского тела. Женщинам не полезно таскать тяжести. Вот и все различия, которые мы можем вспомнить, касательно различия полов. Сейчас женщины и в армии прекрасно служат, маршируют по Красной площади. Огромное количество красавиц, вызывающих гордость у населения.

ОСН: В начале марта управляющая по правам человека в РФ Татьяна Москалькова сказала следующее: «Принижающие роль женщины стереотипы общества, конкуренция между традиционными и семейными ценностями и возможностями для развития, дискриминация по признаку пола и даже такое страшное явление, как домашнее насилие — это все еще с нами». Конец цитаты. Если мы верим вам и вы говорите, что проблем женщин в России не существует, то почему Москалькова утверждает обратное?

Виталий Милонов: Наверное, потому что это ее специфика, ее работа — говорить о нарушении прав человека. И нет ни одного общества. где мы бы добились абсолютной бесконфликтности в обществе. Что касается проблемы домашнего насилия, то я бы прежде всего говорил о проблеме отсутствия ценности в обществе. Потому что при отсутствие ценности в обществе рождаются идеи феминизма, идеи о всяком толерантном отношении к сексульным меньшинствам.. Конечно, такое общество обречено на дисбаланс. А общество религиозное, где люди с уважением относятся к духовным аспектам, оно наиболее защищено от домашнего насилия, от конфликтов в принципе.

Я считаю, что все проблемы в семье имеют два источника. Первое — подрыв нравственных ценностей общества. Второе — алкоголь, алкоголизация страны. Нравственные ценности были подорваны еще в советское время и продолжается. Эгоизм в стране процветает. Неготовность слушать ближнего. Эгоизм — это второе имя либерализма.

Татьяна Сухарева: Я совершенно согласна с госпожой Москальковой. В Росси до сих пор не изжито домашнее насилие. А еще репродуктивное насилие. В России в духовных, религиозных семьях проводятся калечащие операции на половых органах девочек. Когда грянул ковид и следом самоизоляция, проблема домашнего насилия усугубилась. Когда женщины оказались один на один со своими мужьями.

Я занималась правовой помощью этим женщинам и мы составили портрет типичной жертвы домашнего насилия. И практически все пострадали от своих законных мужей. Эти женщины имели низкий доход или были безработными. Они были детными и порой многодетными. Они полностью зависели от мужа. И отсюда следует, что корни домашнего насилия — экономическая зависимость от мужчины. которая в свою очередь проистекает оттого, что зарплаты женщин в среднем ниже, чем у мужчин, существует стеклянный потолок, женщин неохотно берут на работу, мол, «а вдруг уйдет в декрет», и мужья зачастую запрещают женам работать под видом «заботы», а потом начинается агрессия.

И ситуация усугубилась с появлением «недели тишины», когда женщины рожают нежелательных детей и потом оказываются в полной зависимости. Женщины сталкиваются с ограничениями со стороны медицинских учреждений в плане проведения аборта. Собираются психологи, попы и неделю тишины дают женщине на раздумье. И некоторые столкнулись с тем, что не могли сделать аборт по ОМС и собирали деньги на аборт в частной клинике.

Виталий Милонов: Поскольку аборт является тягчайшим моральным преступлением, убийство младенца во чреве..

Татьяна Сухарева: В каком месте уголовного кодекса это тягчайшее преступление?

Виталий Милонов: Да подождите, закудахтала там.. Конечно, моя позиция — запрет абортов. Потому что нет тут предмета спора. Убивать или не убивать младенца из-за того, что она потрахушка, простите, трусы снимает перед каждым встречным и поперечным.. Это у нее что, такое противозачаточное средство, что ли?

ОСН: А если есть какие-то медицинские показания, если УЗИ показывает, что ребенок нездоров…

Виталий Милонов: Таких случаев — 1% в стране. Это вопрос тяжелого морального выбора, когда идет речь о выборе между жизнью младенца и мамы. И очень часто врачи ошибаются. Но я не беру случаи необходимости: медицинских показаний или жертв изнасилований. Но в остальных случаях женщина просто хочет избавиться от малыша.

ОСН: А вы не боитесь, что это подстегнет черный рынок абортов, и умирать будут и женщины, и младенцы недоношенные..

Виталий Милонов: Нет, я проблемы не вижу. Наркотики у нас тоже запрещены и если от этого умирают, мне нет никакого до них дела. Не надо этим заниматься и не будет проблем. А про аборты — сейчас есть огромное количество частных клиник, где подонки в белых халатах делают аборты и не соблюдая неделю тишины. Но я считаю, что они должны быть запрещены. Врачи должны лечить, а не калечить. И тем более абортам не место в ОМС, потому что это перечень гарантированных государством медицинских услуг. А беременность не является болезнью, чтобы ее лечить. И трата даже одной копейки на это — нецелевое расходование денежных средств.




Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments