Общество

Глава Ассоциации нефтегазового сервиса рассказал, что России делать со старыми нефтяными скважинами

10 сентября 2021, 17:26
Фото: og.ru
10 сентября 2021, 17:26 — Общественная служба новостей — ОСН

Ранее Общественная Служба Новостей сообщала, что, согласно заявлению вице-премьера Виктории Абрамченко, в России на сегодняшний день существует порядка 26 тысяч заброшенных взрывоопасных нефтяных скважин, и причина этому – то, что они не были законсервированы.
Корреспондент ОСН взял комментарий у президента и председателя Правления Национальнй Ассоциации нефтегазового сервиса Виктора Хайкова, попросив эксперта ответить на три вопроса – соответствуют ли данные о таком количестве опасных заброшенных скважин истине, каков уровень угрозы, которую они представляют, и как решить данную проблему.

“Проблема «заброшенных» скважин наиболее актуальна для регионов, в которых шла добыча нефти в начале – середине прошлого века, когда не было жесткого учета и контроля. Но в любом случае «консервация» скважин проводилась, хоть и с разным качеством. Например, в Югре – основном нефтедобывающем регионе страны, скважины, ликвидированные даже в конце прошлого века, учтены и находятся под постоянным наблюдением для контроля герметичности”, – так прокомментировал Хайков данные об отсутствии консервации скважин.
Далее эксперт оценил степень опасности заброшенных месторождений:
“При ликвидации скважины, в ней выше нефтяного пласта ставятся цементные мосты («пробки»), которые не дают подниматься скважинной жидкости наверх. Даже если происходит разгерметизация ликвидированной выработанной скважины из-за нарушений технологий ликвидации, разрушения цемента или проржавения трубы скважины, то обычно это не грозит взрывами и фонтанами нефти и газа, как это может представить обыватель, прежде всего потому, что на выработанных скважинах низкое пластовое давление, без которого жидкости сложно даже подняться на поверхность. Для понимания – при добыче на выработанных нефтяных участках специально создается пластовое давление путем закачки больших объемов воды через нагнетательные скважины, чтобы созданное давление поднимало нефть наверх, при этом это не поток чистой нефти, а смесь воды и нефти, где воды может быть до 90% и более. Но, тем не менее, выход нефти и пластовой воды на поверхность может произойти – а это экологическая угроза окружающей среде – ведь кроме нефти это могут быть и использованные химикаты и повышенная кислотность пластовой воды”.
Что касается решения проблемы заброшенных скважин, Хайков предложил следующий план действий.
“Во первых, необходимо провести инвентаризацию «бесхозных» скважин и проводить регулярный мониторинг их состояния. В случае разгерметизации или её риска, специализированные сервисные компании по ремонту скважин проводят переликвидацию скважины – это отработанная процедура. Чтобы исключить данные проблемы в будущем также имеет смысл создать специализированный ликвидационный фонд, средства которого будут использоваться при ликвидации скважин и на их последующий мониторинг. Кроме этого нефтегазодобывающие компании не должны экономить на своих подрядчиках – сервисных компаниях, кто занимается строительством скважин, как это часто происходит сейчас, так как из-за крайне низких расценок снижается качество работы и повышаются риски аварий на скважинах – как действующих, так и ликвидированных”.
Напомним, ранее по данному вопросу в материале ОСН было опубликовано мнение советника председателя Совета Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева.




Новости партнеров