Общество

Эксперт по борьбе с торговлей людьми Грачева рассказала, как не стать жертвой работорговли

24 мая 2021, 20:34
Попрошайки
Попрошайки. Иоганн Георг Мейер фон Бремен, 1880, фрагмент
24 мая 2021, 20:34 — Общественная служба новостей — ОСН

Что представляет собой торговля людьми сегодня, почему в XXI веке людей продолжают продавать, и кто может стать жертвой преступников в эфире телевидения Общественной службы новостей рассказала президент Общественного движения «Альтернатива», международный эксперт по борьбе с торговлей людьми Вера Грачева.

Что такое торговля людьми?

– Это криминологический процесс, который состоит из целой цепи преступных деяний. Они начинаются с вербовки, с использования обмана, мошенничества, с употреблением уязвимого положения. Передача и получения человека «хозяину», который будет его эксплуатировать. А дальше – сама фаза эксплуатации и отмывания преступных доходов. Это нарастающий процесс, который заканчивается подневольным положением, принудительным трудом, трудовой эксплуатацией.

Кто продавец, а кто покупатель?

– Покупатель – тот, кто собирается эксплуатировать человека, получать преступные доходы. Продавец – это вербовщик, который с применением обмана и мошенничества предлагает работу тому, кто эту работу ищет. А людей с уязвимым положением очень много. Многие люди находятся за чертой бедности.

Для многих людей поиск работы – это стратегия выживания.

Страны Восточной Европы являются поставщиками человеческого ресурса для предоставления услуг проституции в страны Западной Европы– это миф?

– Это миф. Потому что проституция существует во всем мире. В проституцию попадают девушки из неблагополучных семей, девушки, которые подвергались домашнему насилию, девочки из детских домов и интернатов. Это может быть и внутри-граничная проституция, и зарубежная (чаще всего бывает организованной). Поток девушек из Восточной Европы был, тогда была Балканская война. Поток был туда, где был спрос. А спрос был порожден миротворческими силами НАТО. Сейчас ситуация иная.

Существуют ли этнические мафиозные группировки?

– Мы часто сталкиваемся с формой, которая называется принудительным попрошайничеством. И всякий раз мы сталкиваемся с группами молдавских цыган, которые вербуют очень часто мигрантов с Украины. При чем это пожилые люди, это инвалиды.

Существует ли «институт» продажи граждан нашей страны для использования их в качестве рабов в странах Передней Азии?

– Я бы не сказала, что существует такой «институт». Существуют различные направления продажи наших граждан как внутри страны, так и за рубежом. В основном, это сексуальная эксплуатация, отправляют, зачастую, на Запад. Кроме того, отправляют и на Ближний Восток.

Зачем может понадобиться это?

– Это очень большие деньги. Потому что человек, фактически, работает на кого-то бесплатно. Это могут быть частные фермы, агропромышленные комплексы, лесозаготовки, сбор ягод на севере России. За последние годы произошла массовая цифровизация торговли людьми, то есть преступники успешно используют современные технологии для вербовки для эксплуатации людей онлайн. Это очень выгодно, потому что одни и те же кадры сексуальной эксплуатации можно продавать бесчисленное количество раз. Сам акт вербовки и эксплуатации – мгновенный. Вербовщик может быть в одной стране, жертва – в другой стране, а покупатель – в третьей стране. Это очень трудно контролировать. Примерно 150 млрд. долларов в год – преступная прибыль от торговли людьми.

Сколько людей вовлекаются в это?

– Есть не статистика, а оценки международных организаций труда, которые говорят о том, что в ситуации неволи находятся 40 млн. человек. Большая часть людей вовлечена в трудовое рабство.

Кто входит в зону риска?

– Каждый человек может стать жертвой этого бизнеса за счет похищения или обмана. Чаще попадаются те люди, которые ищут работу: бедные, с низким уровнем образования, с трудной жизненной ситуацией. Меня часто спрашивают, почему я называю жертв домашнего насилия. Потому что они очень часто убегают из дома, оказываются никому ненужными и незащищенными. Сюда же входят инвалиды любого возраста, потому что их можно вербовать и использовать в попрошайничестве. Это и грудные дети, которых покупают и перепродают.

Как понять, что на человека «положили глаз»?

– Множество таких случаев, когда вербовщиком становится человек, которому ты доверяешь полностью.

Вербовщиком может быть сосед, родственник, родитель.

Когда предложение поступает от фирмы, необходимо перепроверять все данные того учреждения, с которым вы будете работать. Никому и никогда не отдавайте паспорт, ни под каким видом. Копии документов нужно оставлять у родственников и давать им полную информацию, куда вы едете, с кем вы договаривались.

Как становятся вербовщиками?

– Деньги – это двигатель этого бизнеса. Часто вербовщиками становятся прежние жертвы, которым говорят: «Мы тебя освободим, если ты приведешь нескольких взамен». Им некуда деваться. Бывают люди, которые находятся в настолько тяжелом жизненном положении, что они готовы отдать собственного ребенка и не заботиться о том, какая судьба его ждет. У нас много случаев, когда продают маленьких детей, потому что нет средств их содержать.

Что происходит с семьями, где передумывают продавать ребенка?

– Дети остаются у них, но мы дальше поддерживаем отношения с социальными службами и опекой. Им стараются помочь экономически.

Имеет ли смысл верить, что человека «отпустят» после того, как он отработает?

– Конечно, нет. Если речь идет о трудовой эксплуатации, то люди надеются, что им все-таки что-то заплатят.

Какова ситуация законодательной базы в России?

– У нас есть две статьи в уголовном кодексе: ст. 127 при торговле людьми и ст. 127.2 об использовании рабского труда. Сформулированы они с некоторыми изъятиями. По сравнению с международным определением торговли людьми, это ставит в очень сложное положение исследователей и оперативных работников, которым приходится, даже в случае выявления, фальсифицировать эти преступления по другим статьям. Они не попадают в статистику, поэтому она у нас просто смехотворная. В других странах существует специальный закон по борьбе с торговлей людьми, о гарантиях защиты жертв. Они отличаются от жертв других преступлений. Это тяжелейшие психологические и физические травмы. Закон должен гарантировать восстановление их прав в полном объеме. Это должен быть орган, который бы координировал работу всех заинтересованных министерств.