Общество

Деньги защищают: кто такой коуч и как его выбрать

30 апреля 2021, 14:45
Фото: versiya.info
30 апреля 2021, 14:45 — Общественная служба новостей — ОСН

Организаторы мотивационных курсов завлекают наивных людей невероятными заработками. Сегодня рынок коучинга в России активно развивается и способен удовлетворить любой запрос: карьерный коучинг, коучинг уверенности, лайф-коучинг, коучинг для родителей, но кто на самом деле может называться коучем и как не обмануться при его выборе в эфире телевидения Общественной службы новостей говорили гости программы:

  • Коуч глав компаний, автор книги «Мышление руководителей» Михаил Молоканов
  • Коуч по карьерному росту, Основатель проекта по профориентации «Люди вне профессии» Екатерина Баринова-Гусева;
  • Предприниматель Александр Курочкин;
  • Председатель Российского союза налогоплательщиков Артем Кирьянов.

Кто такой коуч?

Михаил Молоканов: – Коуч – это любой человек, кого кто-то, хоть раз, когда-то назвал «коуч». Коучинг – это зонтичный бренд, под которым скрыто все, что угодно.

Екатерина Баринова-Гусева: – Коуч – это человек, который способен помочь сформировать за деньги более четкую цель, путь к ней и, при необходимости, помочь дойти до этой самой цели.

Александр Курочкин: – Я обращался к коучам. Для меня это человек, который разбирается в определенной области или имеет богатый опыт. Либо получил профильное образование и долго изучал ту или иную сферу.

Сталкивались ли вы с хорошими коучами и теми, кто не продвинул вас вперед?

Александр Курочкин: – Все зависит от цели, которую преследует человек, ведь коучинги есть в разных областях. В любой профессии есть «хороший» специалист и «плохой». Множество деталей, которые не лежат на поверхности. Есть качественные коучи, с хорошими знаниями, которые будут приносить человеку пользу. А есть неопытные, которые тоже хотят стать профессионалами, и это нормально.

Мы все не становимся сразу крутыми ребятами.

Всем необходимо получать опыт, так же и в коучинге. Из любого обучения я стараюсь выносить пользу, которую не всегда видно сразу.

Артем Кирьянов: – Это иностранное слово никак не определено с точки зрения законодательства. Если нет законодательного определения – нет отрасли. Есть понятие «консультант», «преподаватель», а понятия «коуч» – нет. Сегодня мы пытаемся понять, что делать дальше с этой недооформленной отраслью. На фоне пандемии мы видим, что многие люди, которые раньше не помышляли, что могут нести «светлое, доброе», вдруг стали коучами. Таким образом, они борются за свой бюджет.  Это подход, который меня расстраивает.

Вторая составляющая этой работы: многие люди под этой маркой ставят себе только одну задачу, собрать, как можно больше денег без отдачи клиентам. Это мошенничество. Важно определить, кто такой коуч, какие сферы деятельности он затрагивает, какие обязательства он несет перед клиентом на законодательном уровне, чтобы защитить граждан, пользующихся услугами таких тренеров.

В России коуч – это вообще никто.

А как вы смотрите на то, что существуют специальные организации коучинга?

Артем Кирьянов: – Я вам расскажу, что значит, создать ассоциацию «кого угодно». Берется два юридических лица, которые ничего из себя не представляют или, вообще, технически созданы для этих целей. Они учреждают некую некоммерческую организацию, которая представляет чьи-то интересы. Эта несложная модель совершенно не позволяет говорить о том, что есть какое-то специальное отраслевое саморегулирование или есть значимые последствия того, что такая ассоциация существует. Для того, чтобы мы считались ассоциацией, необходимо ввести регулирование отрасли через саморегулирование организации.

Михаил Молоканов: – Надо понимать, как возник коучинг. Есть психотерапевты, которые умеют работать с психикой человека. Есть предприниматели, которые чувствовали, что что-то не так с головой, но к психотерапевту идти стыдно. В то же время, психоаналитики уже наработали массу практик простых инструментов, которыми можно помочь, если обучить, например, социального работника. Психоаналитики пытались их выдвинуть, но они их плохо называли: например, хелпингом. После чего появились молодые ребята, которые не имели отношения к бизнесу и психотерапии. Они почувствовали этот запрос и захотели зарабатывать на бизнесменах. Техники психотерапии уже были, но они придумали крутое название. Они сказали, что коуч – это тренер. Теперь и психотерапевты стали перепрофилироваться под коучей, потому что все пошли к ним из-за хорошего названия.

В американских книжках написано три рецепта: первое – забудьте те глубины, которым вас обучили; второе – займитесь маркетингом; третье – увеличьте свою часовую ставку в 3 раза. Я плачу налоги, как индивидуальный предприниматель. В Америке тоже не платят налоги, как КОУЧИ.

Екатерина Баринова-Гусева: – Когда мы говорим про США, важно понять, что американцы платят налоги с большим удовольствием, чем мы. Я принципиально хочу платить, потому что это гораздо проще, чем считать все деньги вручную. Эти копеечные проценты стоят того, чтобы не засорять свою голову денежными потоками. Функция государства настолько часто воспринимается неправильно, что вызывает гнев гражданина, который не обучен этим государством финансовой грамотности, собственной психологии.

Государство растит своего «ребенка» без любви.

Наши граждане не напитаны любовью и не бегут платить налоги. На мой взгляд, нужно родить поколение благодарных граждан. Не нужно будет контролировать их налоги, потому что благодарный ребенок всегда будет помогать своим родителям.

Коучинг – это просто набор инструментов, который не требует глубокого психологического образования. Коуч задает вопросы, через которые человек выстраивает свое видение жизни на ближайшие годы.

Какое образование должно быть у коучей?

Екатерина Баринова-Гусева: – Трудно ответить на этот вопрос. Мне все равно, какое образование у человека. Я чувствую, если человек живет на данном этапе так, как мне хотелось бы жить. Например, если я иду к психологу, то я обязательно интересуюсь, чтобы это была женщина, чтобы у нее был жизненный успех, чтобы были дети, чтобы было любимое дело. Такой опыт мне интересен. Мне нужно, чтобы человек меня вдохновлял.

Каковы критерии коучей?

Михаил Молоканов: – Во-первых, не надо искать коуча. Нужно понять, чего вы хотите. Нужно понять, кто адекватно предлагает решение вашей проблемы. Все должно быть по вашим ощущениям. В первую очередь, должны быть рекомендации. После этого необходимо задавать вопросы, которые бы уточнили решение ваших проблем. Иногда нужно попросить пробную сессию. Конечно же, должны быть ваши ощущения.

Почему вы сами себя называете коучем?

Михаил Молоканов: – Потому что меня так называют мои клиенты. Но, когда спрашивают меня, кто я, я отвечаю: «Михаил Молоканов».

Екатерина Баринова-Гусева: – Проблема попадания не на того специалиста возникает между двумя границами: есть человек, который всегда развивается ради своего лучшего качества жизни, а второе – когда человека приперло к жизненным обстоятельствам, когда он устал от самолечения и понимает, что гордыня уже не помогает. Это идеальная позиция для поиска коуча. Необходимо обращать внимания на рекомендации, смотреть блоги коучей. Нужно, чтобы ваши ценности совпадали.

Люди очень часто идут к бесплатным коучам. Если здесь говорить о результате, то он должен выражаться в любви к себе и внутренней ценности. Человек просто прекращает соглашаться на то, что ему не нравится. Тем самым он формирует свои события на более качественном уровне.

Чтобы прогресс произошел, должно появиться желание заплатить за себя деньги.

Михаил Молоканов: – Выбор коуча зависит от вас, потому что общаться вам с ним. Если вы хотите, берите человека с хорошей психотерапевтической подготовкой. За счет цены будет вероятность того, что коуч – не пустышка. Низкая цена говорит о том, что нет спроса. Чтобы хорошо выбрать коуча, вы должны быть адекватны.

Артем Кирьянов: – Любая психотерапия неумелыми руками плохо заканчивается. Это опасно для клиентов. Есть, например, адвокатура. Человек уже защищен тем, что он приходит к хорошему юристу. Он понимает, что это не случайный человек, к тому же существует закон. Если говорить о налогах, то мы не знаем, кто такие коучи, поэтому мы не можем понять, платят они налоги или нет.

Несколько лет был разработан проект закона о налоговом консультировании. Налоговый консультант – это человек, который внесен в реестр. У него подтвержденная квалификация и соответствующее образование. Поэтому государство доверяет ему функции налогового консультирования, принимает быстрее его документы, учитывает его мнение в тех или иных вопросах по защите клиента. А клиент, в свою очередь, уверен, что это налоговый консультант, соответствующий действительности.

Неурегулированность коучинга создает огромную опасность, что человек выберет вообще не специалиста, который будет вас учить плохому, ломать ваше психику и выманивать деньги. Вопрос не в том, чтобы зарегулировать сферу, а в защите интересов клиентов. Необходимо законодательно определить, что такое коучинг.

Какова цепочка действий, если человек обращается к коучингу?

Артем Кирьянов: – На сегодняшний день не существует таких организаций коучей, которые могли бы что-то гарантировать.

Можете ли вы сказать, что вам хотелось бы иметь какие-то гарантии оказания качественных услуг?

Александр Курочкин: – Я – не лучший пример для человека, который может ответить на этот вопрос. Я предприниматель, поэтому быстро принимаю решения. Здесь, как и в любой другой услуге. Чаще всего, мы не смотрим «корочки». Нужно любимые договоренности переносить на бумагу. Сейчас даже переписка в интернете может считаться доказательствами. Нужно быть осознанным, с холодной головой. Иногда из-за маркетинга люди могут принимать решения эмоциями. В этот момент мы не думаем о последствиях, которые могут быть. С коучем можно согласовать пункты, которые необходимо включить в договор.

Самозанятый или шанс для развития?

Михаил Молоканов: – Что значит самозанятый? Это юридический термин. Коучинг – это бренд. Невозможно сертифицировать коучинг, потому что здесь важна исключительно работа. Если вы требуете государственной сертификации, то сначала нужно сертифицировать и клиентов. Существует организации, которые нас обучают.

Екатерина Баринова-Гусева: – Мы считаем клиента жертвой, а государство – спасателем. Есть случаи, когда нас тиранят. Коуч может иметь миллион сертификатов, но кроме этого должен быть жизненный опыт. Клиент несет ответственность перед своим выбором.

 Деньги – это защита для коуча.

Потому что человек, не готовый принимать информацию о собственном развитии, измучает коуча.

Артем Кирьянов: – Сегодня в России самозанятым считается человек, который платит налог на профессиональный доход определенной величины. Статус никак не влияет на коуча. Он может быть и ИП, и самозанятым.

Среди честных коучей встречаются жулики, их нужно привлекать к ответственности.

Александр Курочкин: – Ответственность лежит на человеке, так как он принимает решение. Насильно его туда никто не тянет. К сожалению, есть некомпетентные люди. Но здесь, как и с врачом, только через опыт можно получить обратную связь.