В мире

В России уже давно в музеях делают храмы — Интервью с Романом Лункиным

15 июля 2020, 20:18
Успенский собор во Владимире
Успенский собор во Владимире. Фото: fotokto.ru
15 июля 2020, 20:18 — Общественная служба новостей — ОСН

То, что Турция планирует превратить собор Святой Софии в действующую мечеть не должно удивлять Россиян. Потому что у нас в стране с 10-х годов закон обязывает делать тоже самое: передавать бывшие храмы религиозным общинам. Об этом Общественной службе новостей рассказал доктор политических наук, кандидат философских наук, эксперт Координационного совета некоммерческих организаций России Роман Лункин.

О скором начале регулярных мусульманских богослужений в храме Святой Софии в Стамбуле стало известно 10 июля. Тогда президент Турции Реджеп Эрдоган, выступая по телевидению объявил о том, что принято решение о таком шаге. Это известие вызвало возмущение в христианской среде. Также серьёзную обеспокоенность высказали культурологи.

Поэтому ОСН решила побеседовать с руководителем Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН.

Роман Лункин
Роман Лункин. Фото: RFE

— Роман Николаевич, скажите, событие действительно достойно того внимания, которое ему уделяют? Ведь Святая София сотни лет прежде была мечетью.

— Это большое политическое событие, которое всколыхнуло всё мировое сообщество, всех политиков. Безусловно, Эрдоган встал в центр этой дискуссии вокруг Святой Софии: и исторической, и политической, и культурной.

По этому поводу высказываются разные сожаления. В том числе со стороны МИД России, Госдепа США. РПЦ сделала специальное заявление. Патриарх Варфоломей сделал заявление такого же рода. Вот такая компания сложилась вокруг этих сожалений.

— Насколько серьезными планируются изменения? Насколько сложно обычному человеку будет попасть в собор? Например, в России вход в храмы открыт любому.

Для обычных людей, по сути, ничего не поменяется

— Со стороны рациональной точки зрения, для обычных людей, по сути, ничего не поменяется. То, что мусульмане будут молиться в Святой Софии – это не закроет двери этого памятника культуры.

Представители Турции сразу заявили, что изображения на стенах храма не будут уничтожаться: фрески, мозаики – всё это останется. В отличие от методов XVI века и последующих, когда изображения сбивались, а мозаики замазывались известковым раствором, сейчас придуман более инновационный метод, когда с помощью света будут затемняться эти изображения.

Источник этой информации – Министерство культуры Турции и Диянет – совет по делам религий. Они заявили, что обсуждались разные методы сокрытия изображений лиц (то, что запрещено в исламе). Один из способов – изменить освещение.

— То есть речь не идёт о закрытии музея? А лишь о некоторых ограничениях?

— Туристы смогут с 24 июля приходить уже в храм. Более того, Эрдоган заявил, что теперь вход будет бесплатным (раньше это было 15 евро).

— Экспозиция будет целиком доступна для осмотра?

— Один из вопросов, который возник для искусствоведов: останется ли Святая София памятником культуры в списках ЮНЕСКО после перехода от храма к мечети? Представители ЮНЕСКО напоминали, что правительство Турции поступило не корректно: необходимо уведомлять об изменении статуса памятника культуры хотя бы за месяц. Этого сделано не было.

Турецкие власти намерены оставить Святую Софию в списке ЮНЕСКО. Никто не будет портить само здание

Но турецкие власти заявили, что они намерены оставить Святую Софию в списке ЮНЕСКО. То есть никто не будет портить само здание, менять паспорт сохранности и так далее.

— Среди православных звучит мысль, что восстановление мечети будет оскорблением всему христианству.

— Собор Святой Софии уже несколько веков не является действующим христианским храмом. Ещё до решения Ататюрка сделать музей, там были мечеть и архив.

[irp posts=”83140″ name=”В Святой Софии в 2016 был проведён православный молебен. Интервью с участником”]

Поэтому нельзя говорить о том, что православный храм будет осквернён. Если когда-то такое осквернение и произошло, то это было сделано и не Ататюрком, и не Эрдоганом, а султаном Мехмедом II.

— Сразу вспоминается случай с Исаакиевским собором в Санкт-Петербурге. Его тоже планировали переделать из музея в полноценный храм

— На территории России много случаев, когда музеи передаются в ведение Церкви. Это могут быть и отдельные храмы, и целые монастырские комплексы с постройками. То есть такое возвращение – это восстановление исторической справедливости.

Но есть целый ряд храмов, которые являются историческими, но находятся в плачевном состоянии. Например, один из древнейших соборов – Успенский в Ростове Великом именно в таком виде. И множество других храмов, разбросанных по всей России выглядят не лучше, что никак не является нашей гордостью.

Если когда-то осквернение и произошло, то это было сделано не Ататюрком и не Эрдоганом, а султаном Мехмедом II

— То есть в России нет проблем с передачей храмов верующим для проведения богослужений?

— Католикам и лютеранам далеко не все храмы ещё переданы. Даже если где-то есть католическая община и она давно требует свой храм, власти, почему-то, его не отдают.

Целый ряд таких случаев: в Смоленске, в Кирове. Там есть костёлы, но прихожанам их не возвращают. Эти храмы, по-моему, являлись местными филармониями. Потому что католические костёлы – это помещения с органом.

— А может не предают по более простой причине: финансовой. В ситуации с Исаакием решающим стал вопрос: кто будет содержать здание?

[irp posts=”77517″ name=”Верховный суд Турции вынес решение по собору Святой Софии”]

— Иногда в качестве аргумента выдвигается финансовый вопрос: есть сомнения, что община сможет содержать храм в должном состоянии. Но даже если община заявляет о своей финансовой состоятельности, то власти всё равно идут на нарушение закона.

— То есть в России действия, подобные тому, что совершает Эрдоган, давно введены в законную норму?

— Еще в президентство Дмитрия Медведева был принят закон о передаче церквям имущества религиозного назначения. И, естественно, под действие этого закона подпадают религиозные здания.

— Но, всё-таки, храм – это огромное старое здание. Содержать его сможет далеко не всякая община

— Если, вдруг, выяснится, что община не рассчитала силы и не может содержать храм, то можно его забрать обратно. Но изначально говорить, что мы ничего не отдадим – это, как-то довольно странно. Тем более, когда есть примеры успешных католических общин, которые дают концерты, привлекают молодёжь: в Твери, во Владимире.

— Может быть такой подход связан с тем, что Россия – традиционно православная страна?

— Такие же проблемы есть у некоторых старообрядческих общин. Так что у всех свои политические проблемы: у Эрдогана – свои, у нас – свои.




Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments