Эксклюзив

Платошкин: Россия сама шесть лет разрушала ДРСМД

Нам этот договор выгоднее, чем американцам. Надо было идти на компромисс
20 августа 2019, 20:54
ЗРК «Оса». Фото: kolesa.ru

Россия сама на протяжении нескольких лет вела ситуацию с Договором о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) к  обрушению, хотя нашей стране этот договор значительно нужнее, чем США. Такое мнение озвучил российский дипломат и политолог Николай Платошкин в разговоре с корреспондентом Общественной службы новостей.

Проблемы с ДРСМД продолжались на протяжении последних лет. Переговоры и заявления следовали одно за другим. ОСН внимательно наблюдала за происходящим, обращалась к различным экспертам. В том числе в апреле 2019, когда года тема снова получила актуальность.

Тогда в журнале The Wall Street Journal появилась статья, авторы которой — бывшие чиновники США высочайшего уровня — обращались к России и США с предложением о совместном заявлении. Предлагалось во всеуслышание заявить, что обе страны будут всеми силами стремиться к недопущению начала ядерного конфликта.

В те дни мы попросили прокомментировать ситуацию завкафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета Николая Платошкина. Он подробно суть проблемы. Но на тот момент его рассказ показался нам не слишком актуальным.

Однако последние события показали актуальность того рассказа. Поэтому мы хотим познакомить своих читателей с мнением, которое во многом расходится с официальной позицией России.

Корень проблемы

В том, что американцы выходят из договора ДРСМД есть и наша вина. Они шесть лет говорят, что одна наша ракета их сильно не устраивает.

Мне в этой связи интересен вот какой момент. Наши всегда на претензии США отвечают, что эта ракета под договор не подпадает, что у неё не 500 км радиус, а 490.

Это что, для нас так принципиально? Нам эта ракета с таким радиусом, она зачем нужна? Мы куда собрались стрелять с таким радиусом? По Украине что ли?

История проблемы

Горбачёв, в своё время подписывая договор в 1987 году (ДРСМД — прим. ОСН) был гораздо умнее, я бы сказал. Тогда мы по требованию американцев ликвидировали систему «Ока»

У неё была дальность, как считали в штатах, 510 км. Мы считали — 410 км. Но, так как этот договор выгоднее нам, а не американцам, мы тогда пошли на этот компромисс. Мы (с помощью этого договора ДРСМД — прим. ОСН) убрали из Европы американские ракеты с подлётным временем до Москвы 8 минут. То есть с таким, когда никак нельзя успеть отреагировать.

Последствия проблемы

Сейчас у нас Путин говорит: да если они выйдут из договора, мы крылатые ракеты морского базирования, которые разрешены этим договором, сделаем наземными, что запрещено.

А зачем нам наземная ракета с дальностью 1,5 тысячи км? Мы куда стрелять то собрались ими? До Америки они всё равно не достанут. Их (ракеты средней дальности — прим. ОСН) — достанут, если они их в Эстонии разместят. А мы зачем лезем на рожон?

Этот конкретный договор более выгоден нам. Поэтому нам надо было идти на переговоры, а не занимать такую высокомерную позицию: «Ну, хотят — пусть уходят».

Трамп нам несколько раз предлагал, Обама предлагал. В ответ наши: «Нет, мы вам ракету покажем». Те говорят: «Мы на испытания хотим». Наши: «На испытания мы вас не пустим».

Что за детский сад, в конце концов? Для чего мы упёрлись?

Если этот договор рухнет, появятся ракеты в Польше уже. Не в ФРГ, как 1983 году, а в Польше! А мы-то где свои поставим? В Мексике что ли?»

Совместные заявления

Переходя к обсуждению предлагавшихся тогда совместных заявлений Платошкин сказал:

Вы разницу между договором и заявлением улавливаете? Договор — это юридически обязывающая вещь. А что такое заявление? Ну, хорошо, давайте заявим. Что дальше?

Между прочим, в нашей, не в американской, доктрине, написано, что Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие первой, если подвергнется нападению с использованием обычных вооруженных сил, и это будет представлять угрозу существованию нашего государства.

То есть, если мы не остановим агрессию врага с помощью обычных средств, то мы нанесем по нему первыми ядерный удар.

Тогда мы что предлагаем, я не могу понять? Может нам сначала доктрину поменять? Или у нас доктрина одна, а заявление о том, что мы против ядерной войны — это что-то, другое? А кто вам, вообще, скажет: «Я за ядерную войну»?

Былое

СССР в своё время, в отличие от нынешней России, брал на себя одностороннее обязательство не применять ядерное оружие первым в любом случае. И мы тогда предлагали американцам заключить договор — договор, а не заявление — о неприменении ядерного оружия первыми.

США были против, потому что у них тогда в доктрине было, что они могут применить ядерное оружие первыми.

Сейчас какое заявление мы хотим получить — я понять не могу. Потому что документ законодательный, называемый «доктрина», противоречит тому, что предлагается,

Историческая справка

Напомним, что упоминаемый Платошкиным комплекс «Ока» (по классификации НАТО SS-22 Spider) — это оперативно-тактический ракетный комплекс, который был принят на вооружение в СССР в 1980 году. Мог оснащаться ракетами с ядерной головной частью (маркировка 9М714Б). Комплекс был включен в договор ДРСМД, хотя технически не попадал под его ограничения. После распада Варшавского договора часть комплексов осталась на территории стран союзников СССР. Поэтому последние ракеты этого типа были уничтожены только в 2003 году в Болгарии.

читайте также