Происшествия

От Протона до Ангары: Почему падают ракеты

21 декабря 2020, 12:24
Фото: kt.kz
21 декабря 2020, 12:24 — Общественная служба новостей — ОСН

На днях успешно стартовала новая ракета-носитель «Ангара» версии «А5В». Если сравнить ее с «Протоном», она гораздо мощнее и способна решать многие поставленные задачи. Это несомненный успех отечественной космической отрасли, которая не стоит на месте и развивает новые направления.

Генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин написал на своей странице в Facebook:- «Роскосмос как заказчик открыл опытно-конструкторскую работу “Амур” для создания еще более мощной версии – “Ангара А5М”, а также разгонного блока КВТК и водородного двигателя РД-0150 для создания “мускулистой” третьей ступени. В этой версии (А5В) “Ангара” станет мощнее “Протона” в два раза! Это еще не сверхтяж, но уже супертяж, способный решить все наши задачи до 2032 года».

Прошло десять лет с момента аварии в декабре 2010 года ракеты-носителя «Протон-М», которая привела к потере трех космических аппаратов ГЛОНАСС-М, однако сотрудники ОАО «РКК Энергия» Станислав Балакин, Александр Мартынов, Сергей Ломтев и Юрий Большигин все еще находятся на скамье подсудимых. В чем причина такого решения и почему в России после аварии можно сесть на скамью подсудимых, а в других космических державах просто делают выводы и работают дальше?

Посмотрим хронологию аварий «Протона-М» за прошедшее десятилетие: 5 декабря 2010 года, 18 августа 2011 года, 6 августа 2012 года, 8 декабря 2012 года, 2 июля 2013 года, 16 мая 2014 года, 16 мая 2015 года. В  результате сгорели восемь дорогостоящих спутников не только российских, но и иностранных. Если анализировать причины аварий, то прослеживается тенденция – все они вызваны низкой технологической дисциплиной на предприятии – изготовителе, а именно:  перевернутая на 180 градусов установка датчиков угловых скоростей, засорение трубопровода наддува топливных баков, неправильное крепление подшипника турбонасоса, отказ вала ротора турбонасоса, ошибочная формула расчета заправки ракеты жидким кислородом и др.

Многие аварии, например в 2015 году, удалось предотвратить на этапе подготовки пуска ракеты, обнаружив несоответствие технологической документации на заводе-изготовителе. В частности, при пайке на ракетных двигателях 2-й и 3-й ступеней использовался другой тип припоя, который обладал меньшей, чем необходимо, теплопрочностью. При обнаружении эти, уже готовые к пуску ракетные двигатели, были направлены на доработку, что привело к задержке пусков на несколько месяцев, но сохранило ракеты и позволило избежать существенных проблем.

Но стоит заметить, что «Протон-М» – не единственная российская ракета, у которой периодически случаются «форс – мажорные ситуации». По плану она должна была уже закончить свои полеты, и на это есть достаточно веские причины.

Первая: это то, что «Протон-М» может стартовать только с Байконура, хотя есть реальная вероятность того, что в обозримом будущем Россия будет использовать этот космодром для пусков.

«При этом не будем забывать, что наши самые “южные” космодромы (Восточный и Байконур) намного севернее космодромов США и Китая. Поэтому нашим ракетам требуется большая мощность. Над этим и работаем», – говорит Дмитрий Рогозин.

Вторая причина – это ракетное топливо. В ракете-носителе «Протон»  в качестве топлива используется крайне ядовитый гептил (несимметричный диметилгидразаин), а в качестве окислителя – тетраксид азота. Оба компонента чрезвычайно токсичны, но это «память» о первоначальном боевом предназначении ракеты. Межконтинентальная баллистическая ракета УР-500 – прародитель «Протона», имея военное предназначение, до старта должна была долго находиться в боеготовом состоянии, а другие виды топлива не позволяли обеспечить необходимо долгое хранение.

Третья причина в том, что в российской ракете до сих пор используются некоторые комплектующие, изготовленные за рубежом.

Всем известно, что покорение космического пространства — сложнейший технологический процесс, поэтому сажать на скамью подсудимых «за железо» – крайне странная и недальновидная политика исправления ошибок в отрасли. Если посмотреть на опыт мировых государств, которые не всегда «гладко» покоряют космос: Китай, Индия и др., – там не сажают на скамью подсудимых за технические ошибки, а делают выводы и идут дальше. Буквально на днях в США на космодроме в местечке Бока-Чика в штате Техас очередной неудачей закончились третьи подряд огневые испытания ракеты – прототипа SpaceX Starship SN8 и это уже четвертый взрыв американских ракет за этот год. Но мы не слышим, что кого-то хотят лишить свободы.

Развитие космоса идет своим чередом и очень важно здравое отношение государства к людям, посвятившим свою жизнь тому, чтобы космос стал еще ближе и безопаснее.

Так почему десять лет назад, при аварии «Протона-М», оказались крайними только сотрудники ОАО «РКК Энергия», сидящие на скамье подсудимых? На этот вопрос и должны были дать ответ в зале королевского суда. 6 декабря этого года уже истек максимальный срок давности (десять лет) по статье 201 УК, самой тяжкой в этом деле, а по статье 167 УК, преступление средней тяжести, этот срок уже давно вышел. В статье 78 УК говорится, что срок давности исчисляется со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу, то есть в случае, если вынесен обвинительный приговор по уголовному делу, дальнейшее преследование фигурантов дела должно быть прекращено. Уже середина декабря, а фигуранты дела не оказались дома в кругу семьи, и есть реальная вероятность встретить новогодние праздники за решеткой. Но так ли они виновны? Почему технические сложности перекладываются на одних, и игнорируется весь процесс создания ракеты, в котором принимают участие многие и многие сотрудники различных ведомств? Причем мало кто говорит о том, что неудачный пуск был экспериментальным и на ракету должны были повесить «болванки», а не настоящие спутники. Если это испытательный пуск, то право на ошибку никто не отменял, учитывая то, что космическая отрасль – одна из самых рискованных с точки зрения испытаний и полетов.




Новости партнеров