Политика

Разрыв традиционных связей: Генерал СВР о позиции России в противостоянии Белоруссии и ЕС

31 мая 2021, 15:36
Фото: president.gov.by
31 мая 2021, 15:36 — Общественная служба новостей — ОСН

О причинах и следствиях противостояния Лукашенко и Запада, а также позиции России в связи с делом о посадке в Минске самолета Ryanair в эфире телевидения Общественной службы новостей рассказал генерал-лейтенант СВР (служба внешней разведки) в отставке Епишин Дмитрий Васильевич.

Ситуация в Белоруссии – идея Лукашенко?

– Если бы у Лукашенко появилась такая идея, он проконсультировался бы с руководителями своих спецслужб. Ему, видимо, было не рекомендовано это делать, потому что очевиден негативный результат. Я думаю, здесь сложились сразу несколько негативных обстоятельств для Лукашенко, которые сегодня играют достаточно серьезную роль. Ситуация еще только развивается. Москва становится на сторону Минска, и начинают определяться позиции. Независимо от того, что стоит за самой интригой посадки самолета, сложилась сложная ситуация. Александр Григорьевич играл и до сих пор играет в много-векторность, которая заставляет предполагать, что ты сидишь за одним столом с серьезными людьми, у которых есть правила. А ты, как бы, являешься членом этого сообщества, у которого очень простые правила: оно захотело разбомбить Югославию, оно ее разбомбило; захотело вломиться в Ирак – вломилось. Будучи членом этой компании, Александр Григорьевич, видимо, решил, что ничего такого особенного он там не сделает на фоне политики. Сейчас ему дают довольно страшный урок.

Если внимательно слушать политику Запада, ты ее поймешь.

Нужно просто слышать то, что Запад имеет ввиду. Похоже, Лукашенко хотел слышать что-то другое. Никто руку помощи, кроме России, не протянет. Как это будет выглядеть, узнаем на днях.

Может ли возникнуть второе дыхание у оппозиции?

– Конечно. Вся эта волна критики, которую Запад искусственно поднял, этот случай, в целом, не стоит тех медийных затрат, которые сегодня производятся. Это все делается для того, чтобы оживить «анти-лукашенковское» и «анти-белорусское» мировое общественное мнение, показать, что диктатор заигрался, что все прогрессивные силы нужно собирать в кулак, в том числе, конечно, и оппозицию. Она нуждается в помощи, поэтому к парламентам и властям будут обращены просьбы самых различных организаций и деятелей о том, чтобы увеличили финансирование белорусской оппозиции.

Сейчас Министр иностранных дел ФРГ поднял вопрос о том, чтобы потребовать Лукашенко отпустить из тюрем всех 400 человек, арестованных, якобы, по политическим мотивам. Давление будет нарастать, это, опять же, вызов Лукашенко. Ему нужно принимать решение: пойти на поклон или все же эту много-векторность прекращать и заниматься серьезным делом.

В 1983 году была ситуация с боингом. Тогда мы тоже были в такой ситуации, но были четко определены сроки бойкота. Сейчас еще он не начался?

– Да, еще будет расследование. Сегодня собирается ИКАО, сколько она будет расследовать – непонятно. Предлог там такой: выяснить, было ли нарушение международного воздушного права. Не говорится о том, что оно уже было, они еще будут выяснять. Белоруссия, к сожалению, не очень великая держава с большим гражданским флотом. Больших убытков от того, что ее заблокируют в воздухе – не будет.

Нормандская группа, которая заседала в Минске по поводу Украины, сделала шаг навстречу Лукашенко. Однако сейчас украинская сторона говорит, что не желает проводить там переговоры. Переместят ли их в другую страну?

– Для Лукашенко это будет очень плохо, так как тема была медийная, а сам Минск был удовлетворительной площадкой. Уход из поля зрения – еще один минус.

Американцы выходят из договора по открытому небу. Как вы к этому относитесь?

– Нужно понимать, что здесь американцы замахиваются ни на сам договор, а на ту прежнюю систему отношений, которая была сформирована в послевоенные периоды. Договор действовал в рамках тех силовых отношений между блоками, играл свою роль. Наверное, для военных он был полезен. Мне, как человеку, который занимается политикой, об этом судить сложно. В любом случае, мы никогда не говорили о том, что договор нам не нужен. В рамках этого договора были задействованы довольно большие силы. После того, как началась шумиха в российско-американских отношениях, в первую очередь, конечно, с приходом Трампа, возникла эта тема. Американцы решили не возвращаться в этот договор, посчитав, каким-то образом, для себя это выгодным.

Чем больше мы рвем традиционные связи, тем хуже это для наших государств.

С точки зрения взаимоотношений – это, конечно, минус.

Последние годы договор работал. Полагаю, американцы большие прагматики?

– Ничто не стоит на месте, техника развивается. Можно, конечно, предположить, что они найдут замену этому договору уже на более высоком технологическом уровне. Можно думать о спутниковых группировках, о каких-то других средствах наблюдения. В любом случае, они делают это не в убыток себе. Возможно, с точки зрения экономии, договор с использованием ВВС – достаточно дорогостоящий. Спутник, единожды запущенный, крутящийся на орбите много лет, в конце концов, себя оправдывает. Он более прагматичен. Эта беспардонность, это очень небережливое отношение к системе сложившихся отношений, все это будет работать против нас всех. Чем больше этого беспорядка, тем хуже на международных отношениях. Традиция – это ценность, она сама по себе играет огромную роль. Разрушение традиций всегда несет за собой тяжелые последствия.