Политика

Можем реагировать «военным кулачком»: почему НАТО и Россия конкурируют

2 июня 2021, 16:45
Фото: news.liga.net
2 июня 2021, 16:45 — Общественная служба новостей — ОСН

В эфире телевидения Общественной службы новостей участники пресс-конференции обсудили заявления Пентагона о том, что оборонное ведомство США не рассматривает Россию в качестве политического «врага».

Гости пресс-конференции:

  • Президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, профессор кафедры международной журналистики МГИМО, генерал-полковник Леонид Ивашов;
  • Академик Российской академии ракетных и артиллерийских наук, заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор военных наук, капитан первого ранга Константин Сивков;
  • Военный эксперт Изборского клуба Владислав Шурыгин;
  • Военный обозреватель газеты «Комсомольская правда», член общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации, член Президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России», полковник Виктор Баранец;
  • Доктор политических наук, научный сотрудник Института европейских исследований и приглашенный профессор МГИМО, Стеван Гайич.

 

Леонид Ивашов: – Во-первых, мы должны понимать, то что говорит секретарь – это позиция ведомства, которое он представляет. Пентагон, естественно, проводит государственную линию, в том числе и в отношениях с другими странами. Во-вторых, нужно понимать, что есть враг, есть противник, а есть соперник. Россия не является для США врагом, а Америка, как государство и нация, не является врагом для России. Мы просто геополитические соперники, где-то на военном поле – противники. Нужно посмотреть на то, что происходит с миром, в целом.

Старый мир рухнул. Новые контуры мира уже обозначены. Сейчас мы видим, что отношение к России меняется и в Европе, и в США. Гибридная сила сегодня является определяющей политикой мировой экономики.

Виктор Баранец: – Байден еще не успел нагреть задницей место в своем кабинете, а уже открытым текстом назвал Россию врагом. Когда его спросили, является ли Путин убийцей, он сказал «угу». Недавно Путин встречался с нашими армейскими генералами и оборонщиками. В открытой части он ни разу не назвал ни США, ни НАТО. Это говорит о том, что, возможно, Вашингтон и Москва не стали забрасывать камнями то дипломатическое поле, которое намечается в Женеве. Может быть, здесь сыграла роль политическая культура, потому что тот же Путин на предыдущих совещаниях в Сочи нес по кочкам политику США.

Москва и Вашингтон опустили педаль газа во враждебной риторике, поэтому и готовятся ко встрече в Женеве.

Мы не должны чувствовать себя бедняками, у которых не было ни гроша, а тут Вашингтон бросил алтын, и мы обрадовались тому, что нас не называют врагом.

Я думаю, что Америка сейчас пытается включить в процесс российско-американских переговоров и Европу. Возможно, Байден хочет получить европейскую платформу, чтобы сказать Путину в Женеве, что Европа согласна с мнением Байдена.

Как Сербия восприняла совместные учения с Россией?

Стеван Гайич: – Когда проходили совместные военные учения России и Сербии, проходили и учения НАТО, в которых участвовало в 5 раз больше человек из личного состава. Я считаю, что русско-сербские военные учения были видом ответа, прежде всего, России. Несмотря на обещания 30-летней давности, НАТО последовательно расширялась. Поэтому главная задача заключается в том, чтобы весь регион стал официальным членом НАТО.

Заявление Земана было очень важным и нужным. Сербы приняли его душевно. Земан извинился лично от себя, потому что он принимал решение в 1999 году, как Премьер-министр страны. Нам, как народу, нужно пережить этот период, пока не сменится власть Сербии. Нужна власть, на которую будет меньше рычагов шантажа. Сербия сейчас имеет очень выгодное геополитическое место, все хотят видеть часть нашей страны своей территорией.

Является ли НАТО серьезной угрозой для России?

Константин Сивков: – Если говорить с военной точки зрения, то США и страны НАТО, конечно, не будут вести в отношение России традиционную войну, потому что они не самоубийцы. У России имеется ядерный потенциал, и первый удар, как сказал наш Президент, будет направлен на центр управления. Но развязывать конфликты по периметру и создавать военную напряженность будут обязательно. В современной затяжной войне решающую роль играет экономический потенциал. А потенциал США и НАТО, более, чем на порядок, превосходит российский. Поэтому обеспечить победу в такой тяжелой войне без ядерного оружия мы не в состоянии.

Какую роль сыграло расширение НАТО в укреплении обороноспособности России?

Виктор Баранец: – Уже 30 лет мы находится в стадии стратегического отступления с тех позиций, которые мы занимали во времена Советского союза. Все это время мы говорим о том, что мы озабочены, обеспокоены, просим не продвигаться на Восток, а танки уже стоят на границах. В серьез о повышении боеспособности можно говорить, наверное, только сегодня, потому что сделать это нужно было еще 30 лет назад. Мы пытаемся говорить НАТО, что блок – это угроза, а она, в свою очередь, говорит, что угрозой является Россия. В общем, разговор глухого со слепым. Шойгу сказал, что на западном стратегическом направлении собираются ставить 20 соединений, только Министра обороны, по-моему, так некорректно процитировали, что российское либеральное общество говорит о 30 дивизиях. Там было сказано: 20 дивизий, балкон и подразделения. С таким партнерским блоком, как было в Советские времена, мне что-то не хочется «партнерить».

Партнерство – это где-то в спальне, в койке Байдена с женой.

Нужно называть вещи своими именами – это стратегический противник, а если хотите, то и стратегический враг. В военный расчетах не допускают никакой поэзии. Мы ни разу не дали понять не на словах, что мы можем реагировать военным кулачком. Но мы же поступили, как предатели собственной страны. Я понимаю, что в военном искусстве есть прием адекватного парирования. Но они уже топчутся у наших границ. Я просто хочу, чтобы острый русский штык достаточно серьезно щекотал жирную задницу Америки. А если они спросят, зачем мы пришли на те или иные территории, я отвечу по-американски: «Для защиты территориальной целостности и демократии».

Как бы вы прокомментировали высказывание Кирби?

Владислав Шурыгин: – Я вообще не испытываю никаких иллюзий на тему каких-либо потеплений отношений. Все происходящее я рассматриваю не более, чем в качестве дымовой завесы. Задача – выиграть у России время. НАТО и США в ходе последнего кризиса, который был вокруг Украины, столкнулись с очевидной проблемой. Когда Россия максимально подняла ставки и фактически поставила вопрос ребром, то при пересмотре всего того, что есть у НАТО, выяснилось, что сил много, а воевать нечем. Поэтому конфликт, который развивался, так и не перешел в горячую фазу. Очевидно, что мы сейчас опережаем их по нескольким параметрам. Задача теперь в том, чтобы не дать России воспользоваться этими преимуществами.