Мнения

Учёные России вынуждены воевать с чиновниками, чтобы не выдать гостайну

Наталья Боброва
Наталья БОБРОВА
Доктор юридических наук, Заслуженный юрист РФ, демутат Самарской Губернской Думы, профессор
19 сентября 2021, 18:39
19 сентября 2021, 18:39 — Общественная служба новостей — ОСН

Публикация Игнорируя учёных-обществоведов власть готовит новую «Перестройку» Сергея Першуткина вызвала интерес в научном сообществе. Его коллега профессор Наталья Боброва озвучила своё мнение по тому же поводу.

Зачем мы кормим чужую науку в условиях санкций, и кто виноват

«Нигилистическое отношение российской власти к собственным учёным – это почва на которой может вырасти новая “Перестройка”» – полностью поддерживаю эту мысль, высказанную моим коллегой.

Полагаю, пришло время назвать вещи своими именами, пользуясь политическими и правовыми оценками.

Ситуация выходит за рамки научно-образовательной сферы и требуется внимание к данной теме руководства страны.

В декабре 2013 г. прежним руководством Министерства образования и науки РФ был издан Приказ № 1324 «Показатели деятельности образовательной организации высшего образования, подлежащей самообследованию», соответствие Конституции которого весьма сомнительно.

Мы надеялись, что Министерство науки и высшего образования отменит этот приказ в части, противоречащей конституционным принципам и суверенитету России. Но голос ученых не слышен, несмотря на то, что ученые говорили о вреде этих критериев на двух российских профессорских форумах (в 2018 и 2019 гг.), которые проводит РПС – Российское профессорское собрание.

Реакция чиновников

Менеджеры от науки на жалобы ученых отвечают, что они-де выполняют указы Путина, нацпроекты, в соответствии с которыми российская наука должна соответствовать мировым стандартам. Но ни в одном указе Президента РФ не говорится о том, что мы должны кормить чужую науку, да ещё в условиях антироссийских санкций. Появились критические публикации в СМИ, в научных журналах, в интернете, в открытых письмах руководителям страны.

Пункт 2 Приложения № 4 к названному Приказу называется «Показатели научной деятельности вузов».

Эти показатели фактически легализовали дискриминацию российских ученых по сравнению с зарубежными, числящимися в России совместителями. Так, во многих вузах России числятся иностранные ученые, которые или вообще не работают в России, или «работают» наездами раз в год (на конференции), причем за то же или даже большее, чем российские ученые, вознаграждение. Отчитываются совместители теми же статьями, что и по основному месту работы (в своей стране). Такая отчётность противоречит запрету двойной бухгалтерии, закреплённому в ФЗ № 273 «О противодействии коррупции». Однако мнимые показатели отчётности стимулируются показателями, введёнными вышеназванным Приказом.

Почему привилегированный статус американских критериев?

В Приказе закрепляется приоритет зарубежных публикаций перед публикациями в отечественных научных журналах. Пресловутый индекс Хирша зависит от зарубежных публикаций вне зависимости от их содержания.

По сути, это прямое ущемление национальных интересов, что в условиях западных санкций смотрится особенно одиозно: запад давит санкциями, а мы продолжаем капитализировать их журналы, попутно повышая рейтинг зарубежных журналов и расценки на публикации в них. Возник «хиршевый бизнес» (услуги по повышению индекса цитирования до заказанного уровня).

Бизнес этот вырос из потребности ученых в повышении индекса Хирша, которая, появившись незаметным червячком-пунктом министерского приказа, уже превратилась в гидру, пожирающую суть науки, подменяющую содержание научных результатов их сомнительными проявлениями.

Скрытые цели министерского приказа

Если перевести критерии оценки научной деятельности вузов, установленные в Приказе №1324, на простой язык, это означает следующие процессы, которые, как цунами, обрушились на вузы:

  • фетишизация количества цитирований, особенно в зарубежных журналах;
  • приоритет публикаций и цитирований в зарубежных журналах и изданиях;
  • вытеснение пенсионеров, в т.ч. профессоров, под видом омоложения кадров;
  • создание преимуществ для иностранных ученых;
  • лишение преподавателей части зарплаты (премий), если у них нет договоров с хозяйствующими субъектами (п.2.7 Приказа № 1324);
  • коммерциализация образования.

Пункты 2,6, 2.7 Приказа заставляют вузы самим зарабатывать путём заключения договоров с хозяйствующими и иными субъектами, и вуз вынужден, в свою очередь, заставлять своих преподавателей, в т.ч. гуманитариев, заключать такие договоры: объём НИОКР в расчёте на одного научно-педагогического работника (в тыс. рублей).

В результате вузы обязывают своих преподавателей приносить ежегодно доход вузу (в одних вузах – минимум 50 тыс. руб. на преподавателя, в других эта минимальная сумма доходит до двухсот тыс. рублей). Преподаватели, не имея возможности заключить реальный договор по «научно-консультационному» обслуживанию фирмы, ищут какую-нибудь фирму по принципу знакомства с её руководителем, несут в эту фирму свои кровные за липовый договор, по которому фирма эту же сумму перечисляет в кассу вуза. Иначе будет считаться, что преподаватель не выполнил показатели НИОКР и его могут лишить премии, а то и не заключить контракт на новый срок.

Критерии введены для попадания вузов в международные рейтинги. Но мы в них не попадем (разве что МГУ), ибо неравны стартовые условия.

Бюджет Гарварда – почти 2/3 образовательного бюджета России. Коммерциализация начисто убивает российские традиции, воспитательный дух образования.

Все эти критерии–2013 насаждают культ преклонения перед западной наукой, их журналами, их учеными. Почему-то считается, что именно они задают мировой уровень научных достижений, а мы – на задворках научной цивилизации. Весьма сомнительная и вредная установка.

Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ 1.03.2018 г. сопровождалось видеорядом достижений в военной технике. Мы в этих сферах науки не на задворках цивилизации. Но можно ли себе представить, чтобы этих ученых заставляли публиковать свои работы за рубежом? Абсурд. Но почему же этот абсурд фактически легализован в вузовской науке? Почему многие технари, дабы не выдать государственных тайн и не навредить приоритетам России, вынуждены воевать с властями, не дающими гранты при отсутствии зарубежных публикаций? О такой войне физика-ядерщика с «эффективными менеджерами» рассказал в своем интервью М.В. Флинт (Чужая наука за российские рубли // Аргументы Недели, 8.02.2018). Физик победил, лишь обратившись в ФСБ, понимая, что «менеджеры от науки» толкают его на госизмену.

А что касается гуманитариев, то за рубежом охотнее публикуют статьи, в которых критикуется российская действительность. Министерские критерии со всех сторон, как ни крути, подрывают национальный суверенитет России.

Когда вуз отчитывается публикациями зарубежного ученого, вузу дают высший балл, что, в свою очередь, влияет на уровень бюджетного финансирования вуза. Отсюда и более высокая оплата зарубежных совместителей по сравнению со своими земляками, работающими и «за того парня».

Получается фантастическая картина: Запад душит Россию санкциями, а Россия продолжает подкармливать их ученых, их науку, их журналы. А публикации в наших журналах мы сами считаем менее ценными, менее значимыми и престижными, чем зарубежные публикации.

Если это прямое предательство национальных интересов, то не пришло ли время назвать конкретные персоны?

Установление преимуществ иностранным ученым создает также трудно преодолимый конфликт интересов, ведь субъектом этого конфликта является иностранный ученый, а у нас в крови – уважение к «гостям».

Однако руководители от образования научились обходить нормы о конфликте интересов, в том числе с помощью Федерального закона «О персональных данных», превращая в конфиденциальные те персональные данные, которые раньше были общедоступными, например, учебную нагрузку. Система скрывает выгодных «подснежников» и освобождается от любопытных возмутителей спокойствия.

Кроме того, вытеснение профессоров осуществляется под видом чтения магистерских курсов лекторами-практиками. Кого только не принимают в качестве преподавателей магистерских курсов, причем делается это без конкурса с явным злоупотреблением и расширительной трактовкой ч.3 ст.332 ТК РФ, позволяющей принимать на должности ППС совместителей без конкурса сроком на один год. И принимают много лет подряд каждый раз на год.

Чтобы вырастить профессора, вузу требуется 15-25 лет. Каждый профессор – это имя, достижение вуза. В других странах статус профессора давно поднят на должную высоту. В свое время профессор А.И. Казанник (экс-Генпрокурор РФ) был на стажировке в Германии и поразился тому, что к каждому профессору прикрепляют до четырех оплачиваемых помощников. В Германии шкала оплаты труда ППС зависит от оплаты труда профессора, а в паспорте профессора проставляется слово «professor». И обращаться к такому гражданину принято со словом «профессор».

Принципиальные обобщения

Таким образом, просматривается коммуникативный тупик между федеральной властью и профессорско-преподавательским сообществом страны. Чиновники идут в одном направлении, разрушая принципы научного труда и провоцируя криминализацию высшей школы, а преподаватели вузов и научные работники движутся в другом направлении.

Поддерживаю предложение доктора социологических наук Сергея Першуткина, что данную ситуацию целесообразно оценивать в категориях национальной безопасности и что целесообразно обращение к Секретарю насчет возможного приема делегации обществоведов.

Конкретные ориентиры для обсуждения возможных предложений задаются Стратегией от 2 июля 2021 г.

Нужно как можно быстрее отменить Приказ № 1324 в его дискриминационной части.

Необходимо возвести в ранг национальной идеи повышение престижа отечественных научных журналов.




Новости партнеров