Мнения

Российская школа превратилась в «центр услуг» с надзирателями

Клим Жуков
Клим ЖУКОВ
Историк, писатель, публицист, военный реконструктор
6 июня 2021, 21:29
6 июня 2021, 21:29 — Общественная служба новостей — ОСН

Для чего нужна школа? Вопрос, казалось бы, наивный. Но на сегодняшний день в России существуют два совершенно противоположных ответа. Граждане страны, по оставшейся ещё с советских времён традиции, считают, что школа – это стартовая площадка, где детей готовят к будущей жизни. А чиновники от образования прямо заявляют, что школа – это лишь место, где детям прививают определённые навыки.

Об этой дилемме — специальный материал историка Клима Жукова.

Образовательная услуга

В трактире
В трактире (В. Маковский, 1887, фрагмент)

«Из сегодняшней российской школы даже остатки воспитательной роли стараются вытравить, словно это опасная и вредная инфекция. Но это вполне ожидаемо.

К сожалению, в рамках существующей действительности это необоримо. Потому что как только вы предлагаете «образовательные услуги», то это задаёт формат.

Во-первых, это услуги, то есть от них можно отказаться. Кто вам услугу будет навязывать?

Во-вторых, если это «образовательная услуга», то внутри неё нет «воспитательной услуги». Потому что даже трудно себе представить, что такое, вообще эта «воспитательная услуга». Воспитание услугой быть не может.

Но раз у нас школа превратилась во вполне коммерциализированный объект, там никакого воспитания не будет. Пришёл, освоил бюджет, занёс своих денег (то есть прибавил денег в бюджет, если мы говорим о платных школах), и всё».

Педагог или надзиратель

Надзиратель. Фото: кадр из х/ф «Зелёная миля» (реж. Ф. Дарабонт, 1999)

«Я сам работал в школе. Отлично помню, как на закате моей школьной карьеры я превратился из педагога в надзирателя. Моя задача заключалась в том, чтобы развлекать класс чтобы они в течении 40 минут друг друга не убили и не разбежались по школе как крысы. Ещё нужно было, чтобы они вели себя более-менее тихо и при этом вроде как чем-то полезным заняты.

Вот, собственно, когда эта ситуация окончательно утвердилась, на этом моя карьера учителя и закончилась. В таком ключе работать было просто невозможно: я же педагог, а не надзиратель. У меня в дипломе написано «преподаватель», а не «погонщик рабов».

Могу предположить, что в школе сейчас остались только те, кто хоть как-то смирился с такой навязанной ролью. А куда деваться? Это же, в конце концов, работа. От неё зависит, будешь ты кушать завтра или нет».