Мнения

Новое время ставит свою пробу

Павел Щанкин
Павел ЩАНКИН
профессиональный бухгалтер, эксперт по малому бизнесу, эксперт КС НКО
29 декабря 2020, 20:30
29 декабря 2020, 20:30 — Общественная служба новостей — ОСН

Профессиональный бухгалтер, работающий в сфере энтертейнмента, эксперт Координационного совета некоммерческих организаций России Павел Щанкин уже высказывал на площадке Общественной службы новостей своё мнение по поводу проблем артистов в период борьбы с коронавирусной пандемией.

Сегодня мы представляем его мнение о бизнесе в период мирового кризиса в целом.

Советский Союз закончился. К сожалению. Там пытались всерьёз строить социально-ориентированное государство, где каждый человек находился при конкретном деле, а основным работодателем являлось государство. И на государстве же лежала обязанность заботиться о гражданах в моменты каких-то кризисных ситуаций.

В настоящий момент мы уже почти 30 лет строим капитализм. То есть каждый – сам за себя. Поэтому кто кому что должен – это либо банк знает, либо в суде решается.

Индивидуальные предприниматели платят, в среднем, 6% со своего оборота и, грубо говоря, 40 тысяч рублей отчислений в Пенсионный фонд. Но основной их налог – это 6%.

Артист и его доход

Теперь артисты. У них средство производства – это они сами. То есть это не те люди, которые 90% денег, полученных по контракту, потратят на закупку материалов или инструментов. Наоборот: у них 90% полученных за работу денег – это прибыль (давайте предположим, что 5 процентов уйдёт на бутерброды для концерта и распечатку сценария).

Ни для кого не секрет, что все «киношные» компании при обсуждении гонорара с актёрами ведут речь о том, что называется «получить на руки». То есть, огрубляя, если актёр подписал контракт на роль за 100 тысяч, то ему переведут 106 тысяч (на самом деле даже чуть-чуть больше).

И когда всё идёт нормально – актёр исправно получит свои деньги. Это тоже составная часть пути, который они выбрали.

Артист и его бизнес

А теперь давайте рассмотрим другой, менее благополучный исход. Не будем даже сейчас трогать коронавирус, возьмём совершенно обычную ситуацию, которая регулярно происходила.

Условный артист полгода вкалывает, создаёт условный спектакль. Начинает с ним гастролировать, а спектакль проваливается. Вот, ну, не нравится людям такая постановка. И всё. Ты на несколько месяцев оказываешься без денег.

Вопрос: а в такой момент, что, тоже государство должно ему платить компенсацию? Или как?

Творчество, актёрская судьба – это крайне субъективная поляна. Подчас на ней за счёт пиара выигрывают плохие неинтересные произведения. Они приносят своим создателям немалые деньги в то время как хорошие талантливые вещи находят своего зрителя/слушателя/читателя через десятки лет. Да ещё и после смерти автора. Когда вдруг выясняется, что это был подлинный бриллиант.

Ван Гог – живейшая иллюстрация именно такой судьбы.

Но в случае нашего условного артиста кричать, что «у меня сорвался гениальный спектакль, на который должны были прийти миллионы людей и заплатить десятки миллионов рублей! Дайте мне помощь!» – весьма своеобразная позиция. Которая вряд ли встретит понимание.

Честность

Я не говорю, что не надо помогать артистам. Просто надо быть предельно честным: для той отрасли, в которой работает наша артистическая богема, созданы максимально щадящие условия налогообложения. Выше мы их уже описали.

Поэтому я не думаю, что в той ситуации, которая сложилась с творческими специальностями сейчас, я не думаю, что нужны какие-то специальные новые законы. Закон должен быть общий, в нём должно быть чётко прописано, что такое «режим повышенной готовности», «режим пониженной готовности», и все прочие режимы.

Причем это надо сделать не для актёрского цеха, а для всех. Потому что концертная деятельность, которая, якобы, пострадала сильнее прочих, является самой обычной коммерческой деятельностью.

Иначе государство начнёт платить непонятно кому и непонятно на каких основаниях. Потому что любой завтра сможет начать бегать и кричать, что у него из-за кризиса «не взлетел» гениально продуманный бизнес, построенный на гениальных инновациях.

Рисковый путь

И ещё пару слов об организаторах крупных фестивалей. Давайте смотреть правде в глаза: практически все они находятся в достаточно «шоколадных» условиях. Они свои мероприятия проводят либо за бюджетные деньги, либо за средства, которые им, скажем так, выделяются каким-то способом.

То, что в результате произошедших событий у них эти средства «не отбились» – это печально, но тоже вовсе не ново. Это настолько обыденное дело, что стало даже мемом, который блогеры используют без дополнительных пояснений. Когда чиновник на отчётном мероприятии рассудительным голосом сообщает: «Ну что же, будем считать, что эксперимент признан неудачным».

Если кто-то действительно пострадал, то это коммерсанты. А коммерсанты – это люди, которые живут в режиме пусть и просчитанного, но риска. И вот этот риск – неотъемлемая часть уже «пути коммерсанта». Именно за этот риск они, фактически, и получают свой повышенный доход.

Не хочешь играть и рисковать – никто не неволит. У нас большой государственный сектор, который, как мы видим, риски старается максимально минимизировать.

А если ты решил стать предпринимателем, будь готов не только получать богатый навар, но и вылетать в трубу в случае какой-нибудь «пандемии». Правила таковы.

Резюме

Попробую подвести итог.

  1. Законодательная база с точки зрения налогообложения – максимально щадящая для именно этой отрасли.
  2. То, как чиновники пытались организовать помощь, и наломали дров с ОКВЭД-ами – это факт.
  3. Вводить дополнительные законы о концертной деятельности – это какие-то ненужные усложнения. Потому что получится, что кто-то (государство?) должно взять на себя риски провала аудио-визуального произведения. Это глупо: концерты не вчера придуманы, продавать на них билеты – древнейшая традиция. Поэтому концертмейстеры – такие же коммерсанты, они в той же лодке, что и все другие.



Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments