Общество

Во благо общества: возможно ли избежать СМИ статуса иностранного агента в России

7 июня 2021, 14:47
Фото: kedu.ru
7 июня 2021, 14:47 — Общественная служба новостей — ОСН

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что российский закон, по которому СМИ с иностранным финансированием могут признаваться иноагентами, направлен на “защиту национальных интересов”. О том, кто такие иностранные агенты на рынке российских СМИ в эфире телевидения Общественной службы новостей обсуждали участники программы:

  • Профессор Финансового университета при правительстве РФ, Доктор философских наук, член Союза журналистов России Дмитрий Винник;
  • Управляющий партнер Коллегии медиа-юристов Федор Кравченко;
  • Обозреватель «Новой газеты», член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Леонид Никитинский;
  • Эксперт в области международной безопасности Центра специальных медиаметрических исследований Игорь Николайчук.

Кто выносит решение, когда СМИ объявляют иноагентом?

Федор Кравченко: – Можно понять тех, кто далек от темы, поскольку законодательство об иностранных агентах меняется уже несколько лет, при чем меняется в сторону ужесточения. Раньше, действительно, существовали НКО иностранные агенты. Мало того, что это внесудебный порядок, так еще и квази-правовой порядок. До прошлого года, пока не особо развивался этот стиль в законодательстве, правило всегда четко устанавливало, какие категории являются иностранными агентами. А сейчас объяснять логику, почему кто-то признан иностранным агентом, а кто-то нет, никто не собирается. Тот, кто был признан, может обжаловать это решение в суде, но пока благоприятных решений в пользу таких СМИ не было. Для себя я это называю каким-то среднеазиатским законодательством. Раньше российское право было настоящим правом, оно четко устанавливало критерии.

Дмитрий Винник: – Ничего сверхчудесного я не вижу. Это какие-то полу-миры. Разумеется, наше государство не одобряет иностранное финансирование СМИ. Но пока что они оставляют эти возможности для каких-то переговоров.

Почему VTimes не оспаривают это решение?

Дмитрий Винник: – Я зашел на их сайт и прочитал заявление. Они сказали, что являются коммерческим изданием, что они значительно зависят от рекламы, а статус иноагента значительно препятствует их коммерческой деятельности по двум причинам: во-первых, потому что рекламодатели не хотят сотрудничать, а во-вторых, потому что эксперты и интервьюируемые, благодаря которым происходит наполнение сайта контентом, избегают участия.

Леонид Никитинский: – Если их решили уничтожить, то их уничтожат. Это команда, которая раньше работала в «Ведомостях», а ушла после смены главного редактора. Клеймо иностранного агента автоматически делает вас маргинальным и нерукопожатным в официальном поле. Они работают с коммерческой информацией, им важно получать интервью от тех же участников экономического форума, а теперь с ними никто не будет разговаривать.

В медиа-пространстве России власть стремится сделать так, чтобы курсировали только российские деньги.

Это паранойя, потому что и раньше иностранное финансирование присутствовало. Российское финансирование могут получать только лояльные СМИ, вот в чем проблема.

Игорь Николайчук: – Давайте посмотрим на эти процессы с государственной точки зрения. Конечно, журналист – это, вообще-то, святой человек, который думает о благе общества, а не только о том, как прокормить семью или съездить на Канары. Сегодня все устали говорить о том, что мы с вами находимся в состоянии информационной войны с Западом. Недавно Патрушев заявил Российской газете, что принимаются новые концепции национальной безопасности России, в которых впервые самым приоритетным направлением обеспечения безопасности нашей страны является борьба в информационном пространстве. Да, там многое связано с интернетом, но говорится и о ментальной войне, контентной. В настоящее время нужно давать себе отчет, что если мы будем говорить о дискурсе безопасности функционирования СМИ в настоящее время, то основным моментом, связанным с нарушением безопасности РФ, является попытка переформатировать режим.

Федор Кравченко: – СМИ, которые существуют за счет бюджета американцев, а работают в России, есть. Это семейство радиостанций “Свобода”, которые были включены в перечень СМИ иностранных агентов. Сейчас проблема формулируется абсолютно по-другому. Сейчас в перечень таких СМИ попадают не те, кто получает финансирование, а нормальные, независимые, коммерческие СМИ. Именно они сейчас стали для власти неприемлемым фактором перед избирательной кампанией. Никакой информационный медийный бизнес в России невозможен в силу гигантских, абсолютно не контролируемых, политических и юридических исков, в силу обрезания любых иностранных денег.

Дмитрий Винник: – Я сторонник того, чтобы государство вообще запретило доступ каких-либо иностранных СМИ на наш рынок. СМИ – это вид деятельности, который вообще не должен быть коммерческим, он существует для общего блага, а не для зарабатывания денег. Странно, что в условиях, когда наше государство встало на разрыв взаимоотношений с Западом, государство довольствуется непонятными мерами. С другой стороны, может быть это и является органичным для нашей самобытной правовой системы.

Федор Кравченко: – Россия ввела гигантскую долю рынка государственных СМИ. Туда вошли все крупные информационные агентства, все телекомпании, для независимых СМИ обрываются рекламные доходы. Государство профинансировало на десятки миллионов государственную пропаганду, таким образом очистило все независимые СМИ. Сделано это было насильственным путем. Свобода слова – это возможность создания СМИ, его не признают иностранным агентом произвольным образом, тогда оно сможет публиковать независимую точку зрения. Сейчас в России это невозможно.

Леонид Никитинский: – Я ни с кем в состоянии информационной войны не нахожусь. Я – независимый журналист, независимой газеты, поэтому нам очень трудно, мы все время вынуждены оглядываться. Мы существуем только на деньги наших читателей, которые нас поддерживают. Никакого другого финансирования у нас нет. Убить нас – проще простого. Многие годы мы работаем так, будто в последний день, это уже привычное состояние.

Игорь Николайчук: – Есть высокая журналистика, которая формирует общественное мнение на основе каких-то гуманитарных пристрастий. Пропаганда, безусловно, существует. Кто задает критерий того, что журналист прав? Наша Конституция написана по западному образцу, она совершенно не отражает наш менталитет и нашу историю.