Общество

Вакцинация или геномодификация: чем опасен «‎Спутник V»

13 мая 2021, 11:43
Пандемия и вакцина
Фото: daypravo.ru
13 мая 2021, 11:43 — Общественная служба новостей — ОСН

Массовая вакцинация против COVID-19 в разгаре. Но далеко не все торопятся прививаться. Известно, что даже если вы переболели коронавирусом и у вас имеются антитела, после вакцинации их количество увеличится и защита станет надёжнее. О том, что известно о российской вакцине и ее аналогах за границей, какие побочные свойства они имеют и почему люди не спешат прививаться в эфире телевидения Общественной службы новостей говорили гости программы:

  • Молекулярный биолог Елена Калле;
  • Профессор школы системной биологии университета Джорджа Мейсона США Анча Баранова.

Елена Калле: – Я не против вакцины и прививок. Я за то, чтобы подход был взвешенным. Я за то, чтобы соблюдалась доктрина информированного согласия. Казаков сказал, что доктрина информированного согласия выстроена кровью.  Доктрина говорит о том, что человек, который решается на медицинское вмешательство должен быть снабжен полной информацией о медицинском препарате на понятном ему языке и в понятных ему выражениях. Я считаю, что не об одной нашей вакцине нет полной информации, поэтому условия доктрины не выполняются. Люди стали грамотными, они больше воспринимают это, как рекламу, а не научный разговор. Отсюда и берется недоверие.

Сила ученых – в понятности изложения информации. Когда ученый использует птичий язык – это сигнал к тому, что он не хочет открывать полную правду. Я считаю, что абсолютно все термины по вакцинации и биологии – это не высшая математика и физика, это вполне доступно. Дело за людьми, у которых есть желание донести факты.

Анча Баранова: – У нас есть очень страшный враг – это коронавирус. Всем человечеством мы попали в странную и новую для себя ситуацию. Этот вирус достаточно опасный. Несмотря на то, что многие люди болеют с не очень выраженными симптомами, все-таки значительное количество людей, которые плохо себя чувствуют из-за того, что у них имеются дополнительные заболевания. В этой ситуации у нас есть три выхода: первый – нахождение лекарственных препаратов, второй – социальная дистанция, третий – вакцинация. Мы должны активно это применять. Да, сейчас нужно больше все это обсуждать. Дискурсы в США и России несопоставимы по глубине. На самом деле, россияне хоть и говорят, что у них недостаточно информации, но желания получать эту самую информацию у них намного больше, чем у граждан США. У нас есть несколько поколений ученых, которые работают над вакцинами. Поэтому мы довольно хорошо и в деталях представляем себе, как эти вакцины работают. Для этого у нас есть не только научные статьи, но и технические регламенты, в которых описано все до мельчайших деталей.

Сейчас есть много типов оружия от коронавируса, надо им пользоваться.

Елена Калле: – Позиция ученых, что все известно, что все уверены в результатах – это не позиция классической биологии и вообще не позиция науки.

В науке всегда есть место сомнениям.

Я не считаю, что «Спутник» – это препарат вакцины. По определению вакцина – это препарат, который вводится, на который вызывается иммунный ответ. Что касается «Спутника», то тут вводится инструкция (ген), она идет до ядра клетки человека, с этой инструкции считывается копия, и эти многочисленные копии пересылаются в клетку. С помощью этих копий синтезируется белок коронавируса, и уже на этот шип должен возникнуть иммунный ответ. То есть это не прямой ответ организма на вещество, а именно трехступенчатый процесс происходит в теле человека, а только потом происходит иммунный ответ.

Раньше такого вида препараты были разработаны для ремонта генов. Потому что у биологов существует теория, что за все наши болезни отвечают гены. Это препарат для генной терапии.

Человек, который получил «Спутник», становится генетически модифицированным по определению. Я не видела клинических испытаний этой вакцины, не видела, откуда брался штамп, сказать ничего по этой вакцине я не могу, потому что я просто не читала результаты клинических испытаний.

Анча Баранова: – Есть биология. И ученые довольно много всего знают. «Спутник» не может никак модифицировать наши гены, потому что вирусы не способны встраиваться в геном человека. Да, они являются хорошим и удобным инструментом для того, чтобы доставлять какой-то кусок ДНК, с которого будет потом считываться нужный нам белок в нашей клетке. Но эта экспрессия называется транзиентной (временной).

Большой плюс, что вакцинация сейчас бесплатная. Так будет не всегда.

Елена Калле: – Мы начали признавать, что вакцина не безопасна и имеет риск. Говорится о том, что переименовали определение, но нет, мы изменили понятие.  Это разные вещи, это глубинный смысл, это механизм. Сам механизм развития иммунитета другой. У ученых есть традиция – публиковать свои данные, которые должны быть опубликованы в клинических испытаниях.

Анча Баранова: – Вы можете просмотреть такие детали, где проводилось фармако-генетика, фармако-динамика препарата «Спутник», но я не читала это. То есть было исследовано, в каких тканях человека, какая экспрессия находится. Конечно, мы видели не все ткани. Но то, что мы видели, позволило изучить вопрос.

Елена Калле: – У нас есть собственные отечественные инструкции, принятые еще при правлении Онищенко. Принятые, подписанные, разработанные именно для государственных органов. Инструкции созданы на тот случай, если на территории РФ вдруг объявится новая, неустановленная болезнь. Там пошагово сказано, как должны действовать наши органы. Первое, что мы делаем – устанавливаем, что это за агент.

Для всего есть процедуры, все написано на русском языке.

В этот раз они у нас не сработали. Не было никакой проверки отечественными институтами. Пришел сигнал из ВОЗ. И именно эти процедуры и правила были приняты. Во-первых, не доказано, что это страшный вирус. Его летальная группа была установлена практически сразу, но по каким основаниям и экспериментам – непонятно. Статистика тоже очень странная. Вы когда-нибудь видели людей, бессимптомно болеющих гриппом?

Анча Баранова: – Да, у нас есть такие люди, которые подхватывают грипп и болеют в форме с минимальными симптомами.

Вирус в крови определяется только при очень высокой степени заражения.

Елена Калле: – Синтетический контроль хорошо подходит к ПЦР набору. А где панель вирусов схожих? Тех вирусов, которые могут обитать в человеке и не причинять ему вреда.

Анча Баранова: – Мы же не делаем диагностику всего. Это слишком долго, дорого и довольно бессмысленно. Тесты на коронавирус полностью делают то, что нам нужно. Мы смотрим и видим результат, присутствует вирус или отсутствует вирус.

Все подробно описано в тех оригинальных работах, которые описывают создание первых тестов на коронавирус.

 




Читайте спецраздел:
"Прививаться или нет?". Эксперты о вакцинах, статистика, новости

Самое интересное:

Tiktok | YouTube | | VK | OK