Общество

Третий лишний: Готовы ли россияне нанимать домашний персонал

23 марта 2021, 19:45
Фото: homfort.org
23 марта 2021, 19:45 — Общественная служба новостей — ОСН

Для каждого из нас дом — не просто строение под крышей, а маленький мир, где царит своя атмосфера безопасности и покоя. Как это сохранить, если есть необходимость в найме домработницы, сиделки или личного водителя, и кого мы при этом впускаем в наш дом, в эфире телевидения Общественной службы новостей обсудили генеральный директор агентства по подбору домашнего персонала «Нянюшка» Марина Коссова, директор по маркетингу кадрового агентства Work Service Калима Шабатукова, экстрасенс Алена Полынь и президент благотворительного фонда «Добрый люди» Александр Валиков.

ОСН: Хочется понять, что же сейчас происходит с рынком. Попытавшись проанализировать происходящее на последние 5-7 лет, можно понять, что тенденции сильно изменились. За 23 года существования вашего агентства тенденции по найму как изменились?

Марина Коссова: Тенденции конечно изменились, потому что когда были «сытые» 2000-е годы очень многие брали персонал в семью, даже люди незначительного достатка. Сейчас такого нет. Можно судить по тому, как часто берут на работу домработниц. Если раньше люди брали себе помощницу и в однокомнатную квартиру, то сейчас остались только состоятельные люди, остались коттеджи большой площади. Что касается нянь — то же самое, если раньше брали нянь и для школьников, то сейчас только для маленьких деток, для их подготовки к школе. Всем жить стало тяжелее.

ОСН: То есть это только из-за финансового недостатка?

Марина Коссова: Это срез благосостояния людей.

ОСН: Что касается поиска соискателей, насколько сложно определить, тот ли это человек? Насколько он компетентен, насколько стрессоустойчив?

Марина Коссова: Прежде всего каждый, кто берет человека в семью, должен понимать, что он хочет получить за свои деньги, сформулировать свои требования. И мы пытаемся подобрать именно то, что человек ищет. И это настолько тяжелый процесс! Механизмы такие: помимо проверки документов ты доверяешь себе, доверяешь своей интуиции. Все люди, конечно, хорошие, но не все могут справиться с поставленной работой. Например, очень важно выявить человека нездорового — человек с психическими проблемами в семью совершенно не годится. Очень важно тем, кто нанимает, научиться себе доверять. Очень много невербальных сигналов, кто-то сразу нравится, а кто-то нет. И очень важно перестраховываться.

Алена Полынь: Мир состоит из энергии и материи, и энергию уже никто не отрицает. Конечно, человек на сознательном или бессознательном уровне ощущает, что ему некомфортно с этим человеком. Причем даже не всегда может себе объяснить почему. Поэтому даже при прочих положительных обстоятельствах на это надо обращать внимание. При этом еще важно понимать, что это в любом случае чужая энергетика в доме. Она критична. Она действительно опасна, она всегда опасна, но если эта энергия еще дополнительно настроена против хозяев, то она доходит до другого уровня. И я сталкивалась с такими ситуациями, что домработницы и нянечки делают подклады, «крадники» на финансовые ресурсы, на семейные ресурсы, даже на то, чтобы забеременеть.И я даже не как экстрасенс, а как человек рекомендую, что если вы берете в свой дом человека, то должны быть камеры, которые за его действиями следят. И если есть хоть грань того, что вам в зоне действия этого человека хоть немного некомфортно — брать этого человека домой категорически нельзя.

ОСН: А поясните насчет энергетики, бывает ведь и обратная сторона: человек понравился, а со временем вылезают какие-то плохие качества и начинаются проблемы. А еще если у человека сильная энергетика,то ведь можно поставить на это какие-то барьеры? Чтобы дальше этого пространства она не проходила.

Алена Полынь: Вы не сможете полноценно защититься от человека, который имеет доступ к вашим вещам, к вашим детям. Он трогает это руками, какие тут могут быть защиты? В любом случае частично это возможно, обереги никуда не делись, человек всегда оберегал себя, свой дом и транспорт. Но полноценно защитить себя в этом случае уже невозможно.

А что касается того, что человек «ошибается», ему вроде сначала нравился работник, а потом нет, эта ошибка вылезает потому что изначально тот нравился на уровне визуала: чистая, опрятная, хорошо говорит. Вот на этом уровне, а не на уровне состояния душевного. Люди очень закрываются от своей интуиции и поэтому могут не обращать внимание на эти рекомендации.

ОСН: Когда мы работаем с соискателями, запросов мого, а каковы критерии отбора? Основные, потому что я уперлась в то, что почти на каждом сайте есть опция отзывов. Насколько эта опция рабочая, у меня есть вопросы. Уж очень субъективная это оценка.

Калима Шабатукова: На самом деле работодатели не всегда дают полное описание вакансий и первые проблемы возникают из-за этого. Мы стараемся больше внимания уделять заполнению первичной заявки, чтобы мы могли подобрать подходящего человека. Конкретно мы с домашним персоналом не работали, потому что это очень высокая ответственность. Мы подбирали водителей.

Марина Коссова: По нашей статистике во многих семьях работают сотрудники и по десять лет. Но это всегда процесс взаимный, когда человек не дистанцируется от того, кто на него работает. И в этом случае возникают совершенно фантастические отношения, возникает преданность семье. Это нам не свойственно, это встречается, например, у японцев. А чтобы эта преданность возникла, нужна взаимность. Человек, который ищет работу, он всегда хочет работать и готов продолжать. Но если он постоянно сталкивается с унижениями, то не получится у него долго работать. Поэтому хороший хозяин иногда будет слугой своему слуге. Это хорошее отношение является гарантией хорошего отношения. У нас эта культура утеряна.

ОСН: А может это зависит не от работодателя, а от условий, в которых работник находится все остальное время?

Марина Коссова: Так жизнь складывается, что иногда очень грамотные и квалифицированные люди вынуждены идти в такое вот зависимое положение. И чтобы это компенсировать, для этого и нужно хорошее отношение работодателя.

ОСН: Существует и безвозмездная помощь, как у фонда «Добрые люди». Александр, я накануне буквально зависла на вашем сайте — столько у вас там программ, столько акций, что я даже не понимаю, откуда вы берете такое количество волонтеров, чтобы иметь возможность это все организовать.

Александр Валиков: Люди, которые хотят делать добрые дела, к нам присоединяются, а добрых дел у нас на всех хватит. У нас на сайте еще не полная информация обо всех проектах. Эти дела зависят да, от настроения: человек захотел сделать доброе дело, к нам обратился и мы начали вместе работать. И в один прекрасный момент это перетекает в большую работу и этот человек остается с нами. А бывает и так, что кто-то разово приходит, помогает и уходит. Самая лучшая реклама — сарафанное радио, один сказал другому. С желающими мы заключаем договор и начинаем работу.

ОСН: Прописаны ли в этом договоре какие-то обязательства и форс-мажоры? Например, приходит к вам желающий помочь Иван. Как вы его проверяете? Что он не сумасшедший, что у него хорошие намерения?

Александр Валиков: Ну если человек к нам пришел, то это уже хорошие намерения. Я работаю с людьми достаточно давно и по людям видно, какие у них намерения. В некоторых случаях мы отказываем, говорим, что волонтеров уже достаточно. Первое, на что я лично обращаю внимание, это на руки. Если они опрятные и спокойные, то с человеком можно иметь дело.

Алена Полынь: Интересно это слышать, потому что считается, что мужчины менее интуитивны, чем женщины. Но да, есть такие факторы, что если человек нервный, у него будут трястись руки, он будет их мять. А такой человек просто не сможет работать с людьми, потому что он непредсказуем. Но есть и другие факторы, когда человек спокоен, такие «тихие психи». Но такие люди, преимущественно, не идут на волонтерскую работу, они идут работать именно через агентство и вот именно они из-за ненависти могут делать дурные вещи.

Еще я обратила внимание на слова, что важно, как относится хозяин квартиры к тому, кто ему помогает. Это действительно важно, но на сегодняшний день есть глобальная проблема, которая вылезла лет пять назад. Это проблема «мое мнение», когда сотрудник приходит и высказывает свое мнение и указывает хозяину. И оно часто не совпадает с мнение хозяина. И здесь важно проводить эту тонкую грань, чтобы не нахамить, но обозначить, что в вашем доме есть только ваше мнение.

Марина Коссова: Такое бывает, что некоторые люди просто не могут слушаться. Они хорошие работники, но они лидеры и им трудно приходится в семье. Это всегда выясняется, когда я долго беседую с соискателем. Всю его подноготную, что он ищет, чего хочет и главный вопрос: взяла бы я такую няню к своим внукам.

ОСН: Бывают такие ситуации, когда ребенок начинает называть няню мамой. И когда няня или домработница живет в доме, начинают просыпаться семейные проблемы.

Марина Коссова: Очень часто в этих случаях бабушки бывают ревнивые, все от любви к детям. И няни очень привязываются к детям, ведь невозможно не полюбить ребенка, с которым ты постоянно общаешься. И когда няня уходит и ей не дают его даже навестить — это же трагедия! И я им говорю, что они должны понимать, что это не их ребенок и они должны делать так, как родители требуют. Такие беседы приходится проводить.




Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments