Общество

Справедливость или государственный долг: как работает суд присяжных заседателей России

26 мая 2021, 18:11
Фото: maggiolawfirm.com
26 мая 2021, 18:11 — Общественная служба новостей — ОСН

Суд присяжных – это особый институт судебной системы, принимающий участие в судьбе человека, чаще всего не признающего себя виновным. О том, какие компетенции включает работа суда присяжных, кто входит в его состав, и для чего он необходим в эфире телевидения Общественной службы новостей говорили гости программы:

  • Профессор кафедры судебной власти и организации правосудия факультета права «Высшей школы экономики», федеральный судья в отставке Сергей Пашин;
  • Координатор площадки «Доступ к праву» Общероссийского гражданского форума Ольга Бинда;
  • Научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Екатерина Ходжаева.
  • Адвокат Андрей Гривцов.

Что представляет собой суд присяжных?

Сергей Пашин: – Это очень древняя форма суда, ей более 1000 лет. Этот суд представляет решение самих граждан, которые работают вместе с судьей. Но они принимаю вердикт отдельно от судьи, рассмотрев доказательства, выслушав речи сторон и судейское напутствие. Самостоятельность и достаточное количество присяжных – это важнейшие признаки суда присяжных.

В Англии была такая формулировка: «Цель присяжных – определить факт». Какова цель присяжных сегодня?

Сергей Пашин: – Англичане, как и во всем мире, отказались от этой формулировки. Потому что по целому ряду интересных дел присяжные решили, что им мало установить факт, им нужно еще доказать виновность, то есть наличие злого умысла. Это началось с дел, связанных с печатью.

Кто такие присяжные?

Ольга Бинда: – Здесь нужно сосредоточиться в нашей дискуссии именно на человеческом факторе. По роду своей профессии я много лет занимаюсь информационным сопровождением судебных процессов. Сегодня мы говорим о том, что идет рост числа дел при участии суда присяжных. Этот рост однозначно меняет информационный фон и подходы к открытости правосудия. Информационное освещение может как позитивно, так и негативно сказаться на всех участниках процесса. Здесь мы говорим и о фигурантах дела, и о присяжных.

Какие есть достоинства освещения?

Ольга Бинда: – Если мы говорим о позитиве, то я бы сослалась на опыт Запада. Я бы привела пример громкого дела – убийство темнокожего мигранта Амаду Диалло. Успешное освещение судебного процесса и всего, что ему предшествовало, помогло родственникам погибшего добиться справедливости.

Негативно сказаться информационное освещение может еще на этапе формирования кандидатов. Из последних дел ярким примером может послужить дело сестер Хачатурян. Суд общественного мнения не менее важен, чем уд присяжных и судебный процесс, в целом. Задолго за того, как мы оказываемся в зале суда, начинается общественное обсуждение. В некоторых странах есть правила освещения подобных процессов, в целом, и процессов, которые будет рассматривать суд присяжных. Что касается формирования информационного фонда в нашей стране, то этим занимается Российское агентство правовой судебной информации.

Как формируется пул присяжных заседателей?

Екатерина Ходжаева: – С 2019 года мы провели исследование в 11 регионах. Мы разговариваем с персональными участниками о расследовании уголовного дела. Кроме того, сами проводим наблюдения в судах. Есть множество ограничений присяжных в нашей стране, они прописаны в законе. Нужно понимать механику.

Набор кандидатов в присяжные – это самая серая зона.

С одной стороны, есть правила, согласно которым в суд должны подступать списки кандидатов в присяжные, подготовленные местными администрациями на основании списков избирателей. Стороны получают лишь список кандидатов, пришедших в суд. Был ли какой-то отбор, как их уговаривали, точно сторонам неизвестно.

Что значит «гражданский долг»?

Сергей Пашин: – В 1993 году это означало «обязанность». Если присяжный не приходил по вызову, его ждал штраф. После этого нашлись умники, которые сказали, что гражданский долг – это не есть обязанность. Раз нет обязанностей, значит нет и санкций.  Это резко снизило явку людей в суд присяжных. Нужно восстановить ответственность, которая есть практически во всех странах, где есть суд присяжных, вплоть до тюремного заключения.

С самого начала развития человечества мы стали, как Боги. Мы знаем «добро» и «зло». Любой присяжный знает, что такое справедливость. Судья объясняет ему, каковы требования закона. Я думаю, не все мы специалисты в ГИБДД, не все носим форму, но как водить автомобиль, что такое красный и зеленый свет мы понимаем. Судья выбирает законы, которые нужно разъяснить присяжным, а вот оценка справедливости действия этих законов и применения их на шкуре подсудимого – это дело представителей народа.

Кто не имеет права быть присяжным сегодня?

Сергей Пашин: – Слишком молодые люди, если им не исполнилось 25 лет, не граждане РФ. Кроме того, те, кто не попал в предыдущий список выборов. Самое главное – судимые лица. Те, кто сейчас находится под следствием. И, конечно, те, кто состоит на учете у психиатра или нарколога. Есть страны, где не допускают полицейских, пожарных, студентов-юристов.

Ольга Бинда: – Когда мы говорим о психологической реакции присяжного на все происходящее, какими мотивами движим этот человек, мы не должны всех равнять под одну гребенку.

Как люди все разные, так и присяжные все разные.

У каждого своя мотивация. Очень важный момент – это справедливость. Прежде всего, люди, которые выступают в суде присяжных, берут на себя ответственность. Здесь важно доверие, которое базируется на понимании. Люди не знают нормы права, плохо ориентируются в обязанностях, поэтому у них возникает боязнь ответственности за свои решения.

Какие дела не могут рассматриваться судом присяжных?

У нас мало статей, по которым люди могут просить суда равных. Если говорить про уровень районного звена, то чаще всего есть два состава: неквалифицированные убийства и умышленное причинение тяжких телесных повреждений. Третьим по популярности является дела через покушения, когда человека «ловят» с большим весом наркотиков. Все, что я вижу в судах, это не всегда спор о невиновности, иногда это спор о квалификации.

Почему терроризм и массовые беспорядки не решаться при суде присяжных?

Сергей Пашин: – Было время, когда присяжные эти дела рассматривали и, по-моему, весьма мудро. А потом испугались. Тайная полиция добилась того, что 9 составов преступления, в которых она заинтересована, были исключены из видения суда присяжных. Произошло это при Президенте Медведеве, который подписал соответствующий закон, принятый думой, 30 декабря 2008 года. С 2009 года присяжные перестали разбирать эти дела. Я полагаю, это просто страх перед представителями народа.

Андрей Гривцов: – К сожалению, в России традиционно власть не любит суд присяжных. Только единственные случаи расширения подсудности присяжных. В целом, подсудность присяжных у нас сужается. Гораздо больше отмен оправдательных приговоров, вынесенных на основании невердиктов присяжных заседателей, чем отмен обвинительных приговоров. Это тоже показывает, к сожалению, отношение нашей власти к судам присяжных.

Какие составы были исключены?

Сергей Пашин: – Это диверсия, террор, массовые беспорядки. Кстати, присяжные никого особо не оправдывали за массовые беспорядки, это начальство предусмотрительное.

Как бы в избытке благодарности народ чего не сделал.

Кроме того, это шпионаж, который раньше рассматривался в суде присяжных, и некоторые другие составы. Потом у присяжных изъяли взятку, изъяли половые и транспортные преступления, преступления против правосудия, в частности пытки.

Если бы вы прибегли к суду присяжных, вы бы рисковали?

Андрей Гривцов: – Первый суд в отношение меня был суд присяжных, который меня тогда единогласно оправдал. Однако потом приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных, был отменен. Потом, как раз, случилось то, о чем говорили. Была изменена подсудность дел о взятках, меня обвиняли во взятке, которую я не получал.

Наши граждане готовы были бы лично судить человека?

Ольга Бинда: – Информационное поле формируется, исходя из интересов аудитории. Если мы говорим про освещение процессов, то здесь нужно отметить, что люди субъективны. Подчас люди с большей симпатией относятся к террористам, чем к чиновникам. Если бы все процессы освещались, то люди брали бы на себя ответственность и решали, готовы они судить людей или нет.

В каких случаях нужно запретить суд присяжных?

Ольга Бинда: – Я думаю, этот вопрос должен решаться всеми участниками этого процесса. Как мне кажется, здесь должны быть мнения адвокатов, судей, фигурантов, родственников. Я не могу сказать, как это должно быть урегулировано на законодательном уровне.

Андрей Гривцов: – Достоинство суда присяжных одно – он дает надежду на справедливость. К сожалению, сейчас далеко не всегда в российских судах хватает справедливости. А вот суд присяжных – это суд факта. Они хорошо понимают, что такое презумпция невиновности. Да, это дорогой суд.

Справедливость не может быть дешевой.

Дороговизна – это единственный недостаток, который можно назвать.

Сложнее ли адвокату и государственному обвинителю работать в суде присяжных?

Андрей Гривцов: – Безусловно, тут нужно сказать, что сейчас проводится очень много процессов для адвокатов. Самое главное качество адвоката при работе в суде присяжных – это стрессоустойчивость. Потому что зачастую получается так, что тебе противостоит не только представитель со стороны обвинения, но и профессиональный судья.