Общество

Санкции — это выражение бессилия: Как международная экономическая борьба сказывается на россиянах

11 марта 2021, 15:01
Фото: twitter.com
11 марта 2021, 15:01 — Общественная служба новостей — ОСН

Кому грозят санкции и способны ли они повлиять на экономику страны и благосостояние граждан, в эфире телевидения Общественной службы новостей обсудили политолог, генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин, председатель общероссийского движения «Сильная Россия» Антон Цветков, президент Института региональных проектов и законодательства Борис Надеждин и президент Европейской ассоциации политических консультантов, генеральный директор компании «Никколо М» Игорь Минтусов.

Мы начнём с обсуждения системы санкций и к обсуждению этих вопросов дистанционно к нам присоединятся также научный руководитель Московского космического клуба Иван Моисеев и руководитель Центра экономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

Начинаем с санкций, это довольно большой блок разговоров, часть из которых на самом деле даже не подтверждена, всё со ссылкой на СМИ. Но что мы имеем действительно по факту с США и ЕС на фоне ситуации с Алексеем Навальным. Первое, ограничения касаются чиновников и ряда научно-исследовательских институтов. В первую очередь хочется понять, так как эти санкции не первые, некоторые лица здесь уже по второму кругу фигурируют после дела Скрипалей, какой ущерб всё-таки наносит вот этот санкционный раунд?

Алексей Мухин: Ну сразу хотелось бы оговориться, что Алексей Навальный, это не причина, а повод  для того чтобы провести очередной раунд санкций. Это безусловно является проявлением нечестной конкуренции. Потому что люди, которые это инициируют, на данный момент являются в определенной степени заложниками того, что они должны повышать этот санкционный градус постоянно. Они уверены, что в конце концов российское руководство  поменяет свою точку зрения, сменит политическую позицию, допустит их российским недрам на льготных условиях, и далее по списку. Думаю, что данная позиция с одной стороны оправдана, потому что дает инициаторам этих санкций определенные преимущества на рынке, позволяет вытеснять Россию, параллельно вводя санкции в отношении европейских партнеров, выбивать её с рынка в Азии, что тоже крайне важно для наших американских, британских партнеров, и европейских тоже, кстати сказать, которые присоединяются к этим санкциям. Но с другой стороны это путь в никуда, потому что в свою очередь санкционная политика России развязывает руки, давая возможность проводить импортозамещения, игнорировать некоторые правила ВТО, которые связывают развитие некоторых наших отраслей. Я считаю, что нам необходимо сейчас пересмотреть нашу ответную санкционную политику, для того чтобы сделать ее более поддерживающей российского производителя. То есть санкции необходимо использовать для того, чтобы выводить российскую экономику на новый уровень развития.

Борис Надеждин: Те санкции, которые сейчас объявлены, абсолютно никак не влияют на жизнь россиян и российской экономики. Я, конечно, сочувствую Кириенко и Бастрыкину, что им теперь нельзя в Америку поехать или в Европу, но поверьте, этокак слону дробина.

ОСН: Зачем тогда нужны эти санкции?

Борис Надеждин:  Ну надо отчитываться за то, что они наказывают страшно Россию. Эти санкции абсолютно ни на что не влияют. Там другие вещи, санкции же идут пакетами, и то, что дальше маячит, оно такое более опасно. Но я абсолютно убежден что на серьезное такие, сильные удары по России они вряд ли пойдут по двум причинам: нельзя нанести сильный удар по России, не ударив по самим себе. Предположим, что они скажут: «Так, Европа больше не покупает российский газ, чтобы не финансировать путинский кровавый режим». Конечно это будет неприятно для российского бюджета, это правда, но еще неприятнее это будет для европейской экономики и для немцев, например, которые за счет этого в тепле живут. Поэтому я не думаю, что они будут на серьезные санкции идти.

ОСН: Госдолг, о нем тоже идет разговор и якобы санкции могут ввести против российского госдолга. Это уже более ощутимый урон?

Антон Цветков: Государственный долг у нашей страны на современном этапе, наверное, не самый большой. Я соглашусь с коллегами в том, что безусловно санкции формальны. Но и моё ощущение, что в какой-то степени США, которые являются центром движения, немного не до нас. Есть внутренние вопросы, Байден только приступил к своим обязанностям и для них сейчас более актуальны вопросы с теми двумя триллионами долларов, которые они в очередной раз напечатали и просто раздают населению в качестве определенной помощи. У них идут определенные падения в технологическом секторе и у них всегда во главе угла стоит экономика. Я согласен с коллегой, что нам нужно, если мы говорим о санкциях как о процессе, на который мы не влияем, его надо воспринимать как нечто уже существующее и стараться именно ориентироваться на свою экономику в первую очередь. А если мы будем ориентироваться на свою экономику, то у нас больше будет позитивного, но я не согласен с тем, что мы можем как-то её сейчас развить. Потому что если у нас кредиты будут продолжать стоить 10-12-14% годовых, то о каком развитии экономики мы можем говорить? Она просто не может развиваться. И в первую очередь нашим отечественным производителям необходимо сделать хотя бы такие же условия, как которые есть в странах Западной Европы и в Америке по системе кредитования. Будет дешевое кредитование, будет активно развиваться бизнес.

Алексей Мухин: Дело в том, что воздействие на госдолг и отсутствие возможности кредитоваться в европейских и американских банках всё-таки является серьезным препятствием, хотя бы по той простой причине, что сейчас ОФЗ Минфин размещает, боясь любых санкций. Просто ОФЗ не покупаются, понимаете. У нас где-то процентов 70 за последний период не выкуплены. И это действительно очень серьезный урон, урон злонамеренный. Это не рыночный способ воздействия на экономику, поднимаете? В принципе, если ситуацию, как наши западные партнеры любят, доводить до абсурда, то по сути речь идет об объявлении экономической войны России. Потому что прямыми, совершенно незаконными действиями ограничивается свобода применения рыночных инструментов. Конечно вызывает удивление, что ни соответствующие судебные инстанции ВТО, ни какие-либо другие инстанции международного плана, которые следят за тем, чтобы Россия что-то там не нарушала, если уж на то пошло. То в эту сторону они просто не смотрят.

ОСН: Ко Всемирной торговой организации последние несколько лет уже столько вопросов накопилось..

Алексей Мухин: Ее уже просто не существует уже, между нами, девочками, говоря.

Василий Колташов: Мне кажется, что основной риск состоит в том, что США удастся раскачать на участие в санкционной войне некоторые страны, которые не заинтересованы. В ее власти, прежде всего, повлиять на ситуацию в ЕС. Когда мы удивляемся мягкости американский санкций, тому, что но как-то они не очень жесткие, то важно помнить, что существует и Европейский союз. И здесь американцы хотели бы чтобы те хоть такие санкции поддерживали, а потом более жесткие. А потом уже настоящие санкции, а потом порвали экономические отношения с Россией. То есть вот такие действия произвели. Поэтому угроза здесь существует и она будет существовать видимо длительное время, то есть выступаем период борьбы, такого соревнования, которое, конечно, нельзя назвать ни чисто рыночным, ни корректным в политическом смысле, но оно вполне соответствует американской этике политики — такой беспринципной, циничной политики. Поэтому санкции пока что только создают некоторые угрозы, но они не не дали пока того эффекта, на которые рассчитывали в Вашингтоне. Потому что получилось, что европейский союз, особенно Германия, с санкциями в атаку не пошли. Может кто-то там не может поехать Европейский союз или Соединенные штаты, но это не меняет ситуацию качественно.

Но само упорство тоже должно быть нами понято. Вот почему с таким упорством Соединенные штаты и Великобритания ведут эту борьбу? Дело в том, что они пытаются таким образом решить свои собственные проблемы. То есть их цель – политические перевороты и такой политический взлом рынков для того чтобы забрать их ресурсы. А если уже они будут черпать ресурсы, ну теоретически да, российские ресурсы, это поможет им решить собственные проблемы. То есть это их стратегия разрешения такого большого экономического кризиса, потому что вся их контрциклическая политика 2008-2020 годов, она провалилась. И текущее повышение мировых цен на нефть, на зерно является прямым следствием обесценивания доллара, ну или, по крайней мере, инфляции долларовых активов, так выраженной. Так что у них выход только такой. Конечно, у них существует внутренний кризис, который может принудить их к тому, что они просто вынуждены будут отказаться от политики санкций, но мне кажется, что они справляются с ним. Я говорю об американских и британских финансовых элитах, они внутренние задачи решают.

ОСН: Пока это относится к каким-то политическим тонкостям, не относящимся к российскому кошельку. То есть мы за последние несколько лет, что живем под санкциями, видим как растет доллар, что происходит с валютой. Мы видим, как поднимаются цены, мы видим, как не растут зарплаты. И вы все говорите, что санкции никоим образом ни на что не влияют. По-факту что, по факту страдают только граждане?

Василий Колташов: Страдают, и не только у нас, но не от санкций. Мы смешиваем экономический кризис с санкциями. Это не меры Барака Обамы привели к тому, что в 2014 году мировые цены на нефть рухнули Это была новая волна экономического кризиса и в 2020 году в Соединенных штатах хлебнули больше всех, и получили безработицу на уровне Великой депрессии. Причем получили ее за несколько месяцев. Это тоже можно списать на санкции?

Антон Цветков: Мы должны быть реалистами в первую очередь.И реально оценивать обстановку. Первое, отсутствие необходимых доходов валютных в наш бюджет, оно компенсируется ростом курса доллара, в том числе, и чем доллар дороже стоит, тем бюджету лучше. Люди от этого страдают, безусловно. В том числе и падение курса рубля прямо связано с санкциями. Вот что касается безработицы, вот только сегодня с коллегами обсуждали, проблема не в том, что нет рабочих мест. Там рабочих мест очень много, люди не хотят идти на работу. Потому что напечатано огромное количество денег, человек получает ежемесячно денег даже в некоторых случаях больше, чем тогда, когда он ходил на работу. Я говорю про ковидные деньги. Конечно это плохо, потому что раньше он получал 3-4 тыс. долларов в месяц когда выходил на работу, а сейчас он получает 3- 4 тыс. долларов, когда не выходит на работу. Когда он выходит на работу, ему надо нанять няню, ему надо оплатить за проезд, ему надо питаться как-то ещё. А сейчас он просто не хочет идти на работу.

Игорь Минтусов: Один из тех редких случаев, когда я практически во всём согласен с ведущей, которая несколько минут назад сказала, что она думает о том, что говорили коллеги. А именно, что санкции медленно, но верно влияют на ухудшение жизни среднестатистического избирателя либо жителя в России. Второе, я не думаю, что почему-то коллеги мои рассматривают санкции как некоторый вид экономической борьбы Соединенных штатов либо Европы по отношению к России. Да, это верно, но это, конечно же, не вся правда. Я вам приведу интересный пример из не такого далекого прошлого. Когда в 2014 году Россия присоединила к себе Крым, то в близкой нам стране — Финляндии — правительство провело опрос среди населения, стоит ли вводить санкции против России и каким образом. И помимо репрезентативного опроса среди населения, она также отдельную взяла специальную группу среди предпринимателей финских, которые работают с Россией и которая от введения санкций пострадает в первую очередь. Так вот результаты показали, что там около 50% финских граждан поддерживают санкции против России. Но что самое интересное, что в той группе предпринимателей, бизнес которых зависел непосредственно от взаимодействия с Россией, поддержка этих санкций по отношению к России была выше чем у средних граждан. Это удивило в первый момент финское правительство, но финны чувствовали себя относительно маленькой страной по отношению к России, также как и Украина чувствует себя маленькой страной по отношению к России. И финские предприниматели осознали, что за определенные ценности ,которые у них были, надо платить. Действительно приведут ли санкции к ухудшению их экономического положения? Да, приведут и они на это осознанно пошли. И это то, что называется «плата за ценности». И здесь сложный вопрос. Я согласен с коллегами, когда они говорят о Северном потоке — 2, что здесь ярко выраженный коммерческий интерес, оскал капитализма Соединенных штатов, которые хотят получить рынок в Европе для своего сжиженного газа.

Итог США-Россия по санкциям. Санкции все-таки надо делить на экономические и политические санкции. Действительно, не поверите, конгрессмены Соединённых штатов Америки верят в ценности демократии и считают, что если в какой-то стране эти ценности нарушаются, то с точки зрения сенаторов и конгрессменов Америки за это надо вводить санкции. И только после этого идёт там расчёт, а к чему приведут санкции и так далее. Это некоторый вопрос ценностей. Когда Россия в других странах по другим поводам тоже принимает решения, которые считаются стратегически в интересах более важными. Вообще помимо экономических интересов, у государства есть определенные ценности, за которые они борются. Об этом не надо забывать.




Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments