Общество

Роботы людей на заменят: Интервью с футурологом Павлом Лукшой

25 февраля 2021, 17:57
25 февраля 2021, 17:57 — Общественная служба новостей — ОСН

Какие профессии будут востребованы в будущем, а какие – исчезнут, Общественной службе новостей рассказал Павел Лукша, эксперт Сколковского центра трансформации образования, основатель инициативы “Глобальное будущее образования”.

— Павел, я охочусь за такими людьми, как вы, потому что именно вы держите руку на пульсе и постоянно мониторите профессиональные пространства страны и мира в целом. В эпоху цифровизации все очень быстро меняется и, наверное, эта ковидная пандемия только ускорила это.  Уход в Zoom, зато мы видимся, общаемся и вопросы решаются быстрее. С учебой также — как бы не были против родители, все потихонечку уходит в “цифру”. И вместе с этим уходит множество профессий. В связи с этим главный вопрос больше всего для родителей, у которых подрастают дети: как планировать их обучение? Ведь у вас есть точное понимание, каких профессий в будущем не будет и, наверное, вы откроете нам секрет, к чему готовиться.

— Вы хорошо описали некоторые процессы, которые сейчас идут. Это не все процессы, и если смотреть немного шире, начнем с контекста — он важен, потому что от него будут ключевые выводы, о которых я буду говорить. Мы живем во время, которое иногда называют эпохой великого ускорения, оно характеризуется огромным количеством разных процессов, которые идут с ускорением: с ускорением растет количество людей на планете, богатство мировое, технологии, знания.. Это все в совокупности приводит к ускорению социальных изменений. Десять лет назад массовой цифровизации не было, она началась в эпоху смартфонов. Хотя интернет появился тридцать лет назад, а в человеческих масштабах это просто миг: человечество существует тысячи лет, а цифровая эпоха, в которую мы живем, меньше поколения.

Мы живем в эпоху великого ускорения

За последние 30 лет произошла гигантская перестройка того, как работает общество, как работает экономика. Этот процесс будет сохраняться еще какое-то время, это не будет бесконечно, там будут свои изменения, но сейчас мы живем в эпоху великого ускорения, и эта эпоха характеризуется тем, что возрастает неопределенность будущего. С нами все чаще происходят события, о которых мы не могли даже помыслить. Футурологи называют этот эффект шоком будущего, когда человек сталкивается с проявлениями новой культуры, новых технологий, новых решений, которые сильно отличаются от того, к чему он привык и он должен на ходу адаптироваться.

К сожалению, одним из следствий этого является то что, невозможно точно сказать по какому пути пойдет наша цивилизация — мы можем говорить только о вероятностных путях и возможностях. Потому что с той же самой цифровизацией, с одной стороны это очень устойчивый тренд, который идет больше 50 лет, но у него есть целый ряд технологических ограничений, связанных с тем, что фактически технологии начинают упираться в физический барьер сложности. То есть процессоры следующих поколений начинают уже на атомном уровне взаимодействовать, начинают идти очень сложные физические эффекты, квантовые, которые просто делают дальнейшие процессы сложными. Сейчас идет поиск новых технологических платформ, для того чтобы продолжать этот тренд цифровизации. и не факт что эти платформы возникнут. Поэтому уже очень давно ожидают замедления цифровизации в какой-то момент.

Нужно понимать, что мы живем в эпоху великого ускорения, но неопределенности возрастают, так что невозможно сейчас предсказать, какие карьеры станут наиболее вероятными. Мы можем говорить только о характеристиках мира будущего.

Второе, что нужно понимать, что в этой ситуации возникает такой эффект, когда привычные профессии и начинают уходить на второй план, но и те профессии, которые возникнут, срок их жизни может быть очень коротким. Это лучше всего знают айтишники: когда возникает новый язык программирования, все его осваивают, но срок его жизни может быть десять лет. И через десять лет ему нужно переходить на другой род деятельности. И это касается не только языков программирования — в последние десять лет появился тот пузырь криптовалют, которые сначала были очень популярны, потом возникло разочарование и огромное количество людей из этого сектора ушли. И такие процессы идут постоянно.

К чему это я все веду, а к тому что делать ставку на какую-то одну профессию и говорить, “сынок, выучись и будь супер инженером по настройке дронов” — это не гарантированная траектория развития человека. Ответ заключается в том, что нам гораздо важнее с этой неопределенностью будущего освоить такие компетенции, которые позволяют нам при разных сценариях развития мира чувствовать себя благополучно, устойчиво и реализоваться. Это значит, что мы должны быстро учиться, обладать определенным системным мышлением, чтобы видеть что происходит, ловить тренды, сканировать пространство, делать свои умозаключения, делать ставки, уметь принимать решения, чтобы идти в это новое. То есть в этом смысле первое и самое главное, что родителям 2021 года самое главное — не направлять своих детей на инженеров и биотехнологов, а дать им эту способность учиться, развиваться.

И это связано с темой мотивации, потому что на самом деле человек лучше всего учится тому, что его действительно вдохновляет. Мы понимаем, что взрослые люди, то, что их не вдохновляет учить не будут. И дети точно такие же, просто они еще очень любят своих родителей, сильно от них зависят. Поэтому, когда родители говорят “изучай физику, экономику”, ребенок соглашается, но со временем понимает, что это не его, это его не вдохновляет. Но он делает это из согласия, из принуждения, а потом долгие годы пытается разобраться, что же он за траекторию выбрал под давлением родителей. Так вот если родителям научиться и научить ребенка понимать, что его действительно вдохновляет и выстраивать жизнь из этого, это гораздо более важные умения, чем любая профессия.

— При этом вы очень много составляли этих протоколов и много анализировали событийность умирающих профессий и профессий, которые уходят в забвение. Когда я готовилась к нашему интервью, я в одном вашем выступлении услышала такой ваш тезис, что вы уже несколько раз меняли протоколы, то есть настолько динамично сейчас развивается наше общество. Но все таки вас, как человека, который очень глубоко в это погружен и скорее всего ответит с максимально близкой долей вероятности, я бы все равно хотела попытать и вытащить эту информацию, потому что она для всех очень важна.

— Да, конечно, мы делаем эти прогнозы. У нас есть проект “Атлас новых профессий” он в принципе доступен широкой общественности. Более того у него есть бесплатная версия на сайте atlas100.ru и ее можно посмотреть, там много подробных прогнозов описано. Но давайте просто посмотрим, что движет этими прогнозами. Потому что на самом деле мы не достаем эти идеи из головы.
Профессия будущего — это, в каком то смысле, ответ на то, что нужно делать в конкретном секторе экономике. Вот появляется профессия маркетолога в социальных медиа. Она появилась менее десяти лет назад, в связи с тем, что люди начали массово пользоваться инстаграмом фейсбуком и стало ясно, что их можно использовать как канал продаж. Вот из потребности и из тренда возникает такая новая профессия. Спрашиваем компании, какие изменения происходят в экономике, и из этих изменений они уже сами определяют, какие задачи появляются в профессии, призванные их решать. В этом смысле список новых профессий не фантазийный, он основан на представлении самих компаний о том, во что они вкладываются и во что пойдут.

Во-первых, компании сейчас очень вкладываются в автоматизацию. Это значит, что огромное количество технологических решений в этой сфере будет возникать и нужны будут люди, которые будут их создавать. И это не только программисты, это новое поколение инженеров. Я даже могу сказать что профессия программиста отнюдь не так привлекательна, как кажется, потому что на наших глазах автоматизация начинает касаться и программирования в том числе. По крайней мере для низкоуровневого программирования появляется альтернатива в виде такого кода, который пишет программа. Поэтому нужны скорее те, кто сможет спроектировать устройства и решения на разных уровнях.

Например, начинает распространяться такая технология, которая называется “интернет вещей”. Умный дом или умный автомобиль. Когда эти устройства начинают общаться между собой, синхронизироваться, возникает машинный интернет. Вот этот интернет вещей необходимо уметь программировать, создавать его архитектуру, решить, как он будет устроен, запрограммировать все устройства, защищать его от кибератак. Потому что если вокруг нас умный дом, это, конечно, очень удобно. Но одновременно и очень опасно, потому что хакеры могут закрыть все двери и запереть вас внутри. Поэтому кибербезопасность оказывается очень важным компонентов в этой умной среде.

И вот уже несколько направлений, в которых можно реализовать — это инженерия, в том числе с цифровым проектированием, и это кибербезопасность. Искусственный интеллект, естественно. Он сейчас находится в зачаточном состоянии, но мы видим что в каждом смартфоне есть голосовой помощник, что даже наша кофеварка пытается понять наши предпочтения и как экономить энергию. То есть чем дальше тем больше, в этой умной среде нужно будет настраивать и обучать эти устройства, которые взаимодействуют друг с другом. Настройщики робототехники, ну и проектировщики., потому что робототехника стремительно дешевеет, перестает быть научной фантастикой. Она становится доступна домохозяйствам, промышленным предприятиям, даже в кафе будут стоять роботы.

Второй большой тренд связан с тем, что не все будут заниматься этой сложной техникой. Если техника начинает как бы выдавливать людей из большого количество сфер, это не значит что люди уходят из экономики — они уходят в другие сферы. Эти сферы больше человекоцентрированы. Если мы посмотрим на мегаполисы, то увидим что количество всех этих салонов красоты колоссально возросло. Количество проектов, которые чему-то учат — тоже. Это признаки этой человекоцентрированной экономики, где куча людей оказывают друг другу услуги и все более профилируются. То есть салоны красоты по бровям, по губам.. И для того, чтобы в этой сфере реализовываться, нужно не только техническое знание, а умение общаться и умение придумать некоторую фишку новую или какую-то услугу уникальную.
Сюда же я бы отнес экономику творческую, она стремительно развивается. Я не буду говорить, что профессия дизайнера супер востребована, но она востребована: люди хотят красиво одеваться, дизайнеров нужно много. Но одновременно профессия превращается практически в новых поденщиков, которые вынуждены искать короткие контракты. То есть это не самый простой хлеб, что называется. Тем не менее креативные профессии это тренд, они будут развиваться и сохраняться. Но нужно трезво оценивать, у человека есть какой-то особый взгляд? Потому что если его нет, то может лучше пойти в какие-то бытовые вещи, они всегда прокормят. Я думаю, что базовые услуги, включая стройку и уход за домом, они будут нужны. Там тоже будет своя роботизация, но это не означает, что люди захотят меньше строить.

Третья область, очень перспективная, связана с экологизацией нашей жизни и там интересные вещи происходят. С одной стороны, это про сложные технологии, в том числе биотехнологии. И я считаю, что биотехнологическая революция, следующая после цифровой революции. И молодому поколению если направлять силы в эту сторону, это точно окупится. Но есть еще важный момент, что кроме биотехнологий есть еще работа с живыми системами. Например, садовники, лесники — это профессии будущего, хоть и самые древние. Сейчас, в следующем десятилетии, начнут активно развиваться проекты, связанные с реэкологизацией городов. озеленением промышленности и т д. Это перестанет быть модой и фишкой для богатых, это станет в каком-то смысле требованием. Причем там идут очень жесткие требования по законодательству. И это будут массовые сектора, где нужны будут и технологичные решения, и много человеческих усилий.

И одной из самых перспективных областей в России станет сельское хозяйство. Да, сельское хозяйство в начале XX века считалось чем-то отсталым, но надо понимать, что наша страна одна из самых больших стран по посевным площадям. При этом половина из них сейчас неэффективно используются, то есть это колоссальное падение сельхоз потенциала по сравнению с СССР. При этом весь мир хочет есть и будет есть. Мы не станем роботами, какими-то виртуальными личностями, у нас есть тела, мы хотим есть разнообразную вкусную пищу и кто-то должен нас кормить. И в ближайшие 10-20 лет сельское хозяйство будет становиться новой нефтяной промышленностью для России. То есть заканчивается нефтяной век, газовый, а это направление будет только расти. Поэтому, если говорить о профессиях будущего, то, как ни странно, умные люди из физтеха, делая в этой области стартапы, зарабатывают уже большие деньги. Очень перспективный сектор.

— Вы ничего не сказали про медицинский сектор, а там же целый пласт направлений, которые заменят роботы. И делать операции будут не хирурги, а они.

— Конечно, я еще много секторов не назвал. Это и финансы, и медицина. Я считаю, что медицина во многом про человекоцентрированные услуги. Более того, если мы разберемся, как работает медицина, она в основном работает через то, что есть фигура врача, и люди предпочитают идти лечиться у конкретного врача, потому что это определенное внимание. В медицине есть огромное количество прорывов, все более сложные болезни лечат. Есть такой интересный тренд — электроцевтика, когда болезни лечат не лекарствами, а электрическими импульсами, это передовое направление. А вот роботы-хирурги — для передовых направлений это уже сегодняшний день. Хирурги уже не доверяют своим рукам — они берут манипуляторы и этими манипуляторами хирург может с высокой точностью совершить нейрохирургическую операцию. То есть то, что руками только единицы могут сделать, а с использованием робота это дается проще. Но это все про инструментарий, а суть развития человеческого измерения в том числе в медицине.

Еще развивается такое направление, как превентивная медицина — предовращение болезней. 90% проблем со здоровьем можно предотвратить правильными привычками, питанием и образом жизни. Если учить людей здоровому образу жизни, то врачи понадобятся сильно позже, в сильно меньшем количестве. Но это почти образование, врачи превентивной медицины очень активно используют цифровую диагностику, все эти устройства, браслеты — это будет частью этой новой среды.

— В заключение вашего рассказа назовите 10 профессий, которых точно в будущем не будет. И на что не стоит тратить время.

—Тут есть такая проблема, что профессии не исчезают одномоментно. Так, чтобы выключили свет в комнате и все погасло. Профессии уходят постепенно. Есть места, где почту доставляют роботы точно к двери и есть места, где ее до сих пор возят на собачьих упряжках.

— Ну это единицы, а в глобальном смысле..

— Поэтому профессия почтальона в каком то смысле умирающая, как и курьера. Не думаю, что кто-то будет ориентировать своих детей стать курьером, но эти профессии еще останутся. Пандемия показала, что они оказались очень востребованными в моменте.

Есть очень большой сегмент, связанный с финансами. Внутри финансов есть различные бухгалтера, финансовые аналитики — это все уходит. Это, так называемый средний сегмент. Уходят даже, я бы сказал, программисты. Важно понимать, что если сейчас человек выучится на программиста, он заработает себе на хлеб, и неплохо, но через десять лет не будет востребован.

— Начнут работать нейросети и кому он нужен, да?

— Ну кто-то должен создавать нейросети. так что на следующее десятилетие работы хватит. А вот Data Scientist уже более сложная работа. Или вот например архитекторы сетей — не тот кто кирпичи кладет, а тот, кто здание целиком видит. Такой же есть программист, который задает как должен код выглядеть и может сам даже не писать код. Если у человека хватает мозгов быть в такой высокоуровневой деятельности — финансисты высокоуровневые, финансовые архитекторы останутся.

Этот эффект называется ловушкой средних компетенций, он в любой области есть. Он заключается в том, что главный удар автоматизации касается средней области навыков. Значит человек должен обладать высоким уровнем знаний, но при этом еще не может делать что-то творческое. Это как главный бухгалтер по сравнению с финансовым директором. И вот если человек застревает в этой средней области компетенций, то с высокой долей вероятности его профессия окажется под ударом автоматизации. Вот журналистика, например. Классическая новостная журналистика начинает растворяться, а авторские журналисты остаются востребованы. То же самое с операторами: если человек просто снимает, но у него нет навыка находить ракурсы, он видением не обладает, творчества нет, то он тоже оказывается ремесленником, который не нужен. И огромное количество самых разных видов деятельности, где человек не вырос из ремесленника в творца оказываются под ударом . В этом случае нужно все расти, развивать себя, мышление и творчество

— Еще хотела спросить про пилотов и водителей. Это же тоже история которая скоро станет автоматизированной?

— Про водителей могу сказать так: было ожидание, что это будет очень быстро происходить. Может видели, по Москве ездят беспилотные автомобили Яндекс, и беспилотные такси уже два года действует в Иннополисе, то есть туда приезжает такси без водителя. Но есть ряд технологических сложностей: эти датчики, которые позволяют машине вести, достаточно хрупкие, изнашиваемые. Они зависят от того, чтобы были неплохие условия. Если туман, гололед, снег или на дороге много ям, машина без водителя, к сожалению, справляется хуже. В принципе, в этом смысле есть огромное количество ограничений, например вождение зимой. Еще лет десять мы решения не увидим, но постепенно они начинаются. Например дальнобойщики — я бы не назвал это профессией, в которую стратегически можно входить. Дальнобойщики это профессия которая будет в первую очередь заменяться.

Еще раз повторю, что мы должны понимать, что мир очень сложный, неопределенный и в любой профессии будет существовать такая область, где будет творчество и нужны будут специалисты. И сейчас, пусть в небольшом количестве, нужны специалисты, которые делают кареты. В небольшом количестве, но все же нужны, при том что мы все ездим на автомобилях. Но это тоже востребованная компетенция, просто их всего на планете несколько сотен человек. Но если вы очень горите этой темой и хотите делать кареты — пожалуйста! Экономика будущего более сложная, чем экономика настоящего, в ней больше локальных ниш и всегда можно найти занятие по душе.

— Не могу вам не адресовать этот вопрос в заключение беседы. Все таки мы люди и внутри каждого из нас теплится надежда и душа. Мне кажется, что творческие профессии обязаны жить, ибо мы всегда хотим найти музыку для своей души.

— Я, с одной стороны, полностью с вами согласен, что музыка театр и многие такие вещи — они, конечно, будут продолжать жить. Появление телевидения не отменило театр и кино, оно перед театром поставило выбор, который повлиял на театр. И современный театр он какой уже — все больше иммерсивный, про то, как дать человеку какой-то опыт, а не просто показать что-то издалека. И вот это качество присутствия, соучастия, оно очень важно. Мне кажется, что искусство будет оставаться и будет востребовано, но оно также будет под воздействием технологий развиваться, как и все остальное. Поэтому в той же сфере музыки огромное количество программ которые помогают писать и практически все музыканты этим пользуются. И можно теперь стать диджеем просто и прийти к этому совсем другими маршрутами.

— Одним словом, наших детей стоит готовить к будущему именно с точки зрения пластичности, возможности вариаций, потому что как бы такие светлые умы как вы не прогнозировали будущее, все равно все предугадать невозможно.

— Три вещи, которые я бы хотел сказать родителям. Первое — действительно идти от интересов и потребностей ребенка, не давить его живой интерес к чему то. Даже если он интересуется компьютерными играми, важно понять чем он там внутри их интересуется, что его драйвит, вдохновляет. Второе — чем больше ребенок с разными типами активности сталкиваться,все эти кружки, платформы, игры, спорт секции, тем больше у него эта вариативность. Ну и третье — это понимать, что мир сейчас очень вариативный, и все эти человеческие качества и творчество важнее, чем специализация на конкретной профессии.




Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments