Общество

«Офицеры России» предложили руководству «Современника» совместную пресс-конференцию или любую другую открытую дискуссию

22 июля 2021, 19:22
Фото: Twitter
22 июля 2021, 19:22 — Общественная служба новостей — ОСН

Председатель Президиума Общероссийской организации «Офицеры России» Герой России генерал-майор Сергей Липовой завил, что нецензурная речь и поцелуи мужчин не являются основным поводом для обращения в прокуратуру и к руководству театра «Современник».

Наше обращение очень корректное и сдержанное, оно открыто опубликовано в СМИ, соцсетях и на сайте организации. Прочитайте его и поймёте суть.

Мы не цензоры культуры и театров, готовы к совместной пресс-конференции или любой другой открытой, корректной и публичной дискуссии. Нам может что-то не нравиться, но мы не лезем не в своё дело. Здесь же ситуация совсем другая.

Деятели культуры и ветераны всегда уважительно относились друг к другу и так должно и оставаться.

Эта скандальная ситуация должна быть разрешена общими усилиями, если конечно, эти оскорбления были не умышленной провокацией, а просто случайностью.

Справочно.
Одна из главных героинь спектакля «Первый хлеб» в исполнении народной артистки России Ахеджаковой Л.М., в своем весьма пространном и пресыщенным безобразным матом монологе буквально плюнула в душу всем поколениям ветеранов.

По сюжету героиня Ахеджаковой в состоянии алкогольного опьянения оказывается на кладбище, где похоронен её муж. Рядом с его могилой якобы упокоен Герой Советского Союза ветеран Великой Отечественной войны С.С. Фумкин (вымышленный персонаж).

Далее идёт монолог, в котором Ахеджакова обращается к ветерану: «Да! Герой ты, вроде как. Ты ж в великую нашу самую отечественную воевал. У тебя так и было там что-то про это написано: Герой Советского Союза. Да, «За оборону Киева» там, «За оборону Кавказа» медали, да ? Да. Значит, Салимхан где-то рядом. Ну что, герой? Вот. Раскатали вас тут. Навоевался там? Защитил наше спокойствие? А? Говнюк? Где оно, наше спокойствие? Зали вы, прям, со своей войной носитесь! Защитили? И чо? Я вот что-то не поняла! Вы там совсем припнутые? Вам сверху ничо не видно? Нам вот не видно ниоткуда. Или снизу? Снизу, конечно, вы ж там перегасили друг…»