#Общество

Куда податься жертве семейного насилия

20 декабря 2019, 11:38
Сыктывкар, Сыктывкар по количеству зараженных рискует стать российским Бергамо, – правозащитник
Фото: dneprovec.by
20 декабря 2019, 11:38— ИА "Общественная служба новостей"

В каждом регионе есть центры и отделы помощи семье и детям, но жертвы насилия редко о них знают. Директор кризисного центра помощи детям и женщинам Наталья Завьялова рассказала, куда обращаться пострадавшим от рук близких.

Куда податься

Контакты государственных и некоммерческих организаций можно найти в интернете. Зачастую там указан только телефон. Адрес кризисные центры не афишируют, так как опасаются, что женщин будут преследовать обидчики. Уже по телефону пострадавшие получают инструкцию, как добраться до места, где ей окажут помощь. Если женщина не хочет, чтобы о её местоположении кто-то знал, сотрудники центра сохраняют приватность.

Если обратившаяся за помощью сильно избита, её сразу везут в травмпункт, снимать побои. Это нужно для дальнейшего обращения в полицию, если пострадавшая примет такое решение.

Первые несколько дней сотрудники центра вместе с психологами выводят пострадавших из шока и только потом начинают действовать. Подключают юристов, помогают жертвам забрать из дома документы и необходимые вещи.

Что хочет женщина

Завьялова подчеркнула: в первую очередь в центре разбираются, чего желает добиться пострадавшая женщина. Хочет ли развестись, разменять жилье, начать новую жизнь – ей всегда окажут поддержку.

– У нас большая служба психотерапевтов, психологов и юристов. Если женщина хочет сохранить семью, мы ей всячески помогаем. Наша первая клиентка написала заявление, а через месяц забрала его. Не захотела, чтобы у отца детей была судимость. Но мы юридически работаем с женщинами. И объясняем, что не стоит забирать заявление. А если есть сомнения, то лучше вообще заявление не писать, – пояснила специалист.

Все равно большая часть женщин возвращается в семью, потому что им больше некуда идти. И работа сотрудников центра заключается в том, чтобы близкие научились общаться без применения насилия.

Есть вторичные случаи обращений, но их не много. По статистике Московского кризисного центра за 5,5 лет только одна женщина пришла за помощью в третий раз. Когда муж сломал ей позвоночник, выкинув из окна. Только тогда она нашла в себе силы развестись, продать квартиру и уехать в другой город.

Сыктывкар, Сыктывкар по количеству зараженных рискует стать российским Бергамо, – правозащитник
Фото: dszn.ru

Мужчины – тоже жертвы

Центры работают и с мужчинами, поднявшими руку на жён. По словам Завьяловой, в такой ситуации страдают и сами домашние тираны.

– Если в центр пришел обидчик, значит, он раскаивается и ему можно помочь. Наши психологи готовы работать и с мужчинами. Тем более, что в большинстве случаев женщины принимают решение вернуться домой, – объяснила она.

В среднем женщины живут от 2 до 4 месяцев. Проводится серьёзная реабилитация. Работники центра помогают перевести детей в ближайшие детсад или школы. Очень многие матери выбирают домашнее обучение, так как боятся преследования.

В центрах работает охрана. Дальше приёмной клиент не пройдет. Работники в ответе за безопасность обратившихся к ним женщин.

– Часто приезжают мужчины, которые хотели бы забрать своих близких. Зачастую это обеспеченные обидчики, которые делят собственность и детей. Они думают, что если придут с адвокатами – их пропустят. Иногда скандалят. Но мы контактируем с участковыми, они знают о нашем объекте. Ну и охрана. Четыре года назад в филиале «Надежда» было даже вооруженное нападение на охранника. Это единичный инцидент. Мы тщательно следим за безопасностью, кругом камеры, – рассказала Завьялова.

Читайте также 
Жертва гражданского мужа: Воткнул и провернул нож со словами «какая ты живучая»(ВИДЕО)

Проблема с участковыми

Немалую роль в профилактике домашнего насилия играют участковые. Сегодня их мало и они не успевают охватить население, не обходят квартиры. Зачастую не знакомы с жителями.

– Участковую службу надо возрождать. У нас много законов и уголовных, и административных, но правоприменительная практика не работает. Если бы это все работало, возможно, и законопроект о домашнем насилии был бы не нужен, – сказала Завьялова.

Сейчас во всех полицейских участках столицы есть контакты кризисного центра. Но, к сожалению, простые граждане по-прежнему мало знают о кризисных центрах и отделах помощи семье и детям. Что уж говорить о регионах, где зачастую и органы полиции не в курсе работы отделов помощи семьям.

– Мы и с полицией сотрудничаем, и листовки распространяем. Попросили в нашем районе разместить их на информационных досках каждого дома. Но это капля в море. В каждом полицейском участке страны, у каждого участкового должны быть информация о кризисных центрах и отделах, куда могут обратиться жертвы насилия, – отметила специалист.

Завьялова еще раз подчеркнула, что кризисные центры и отделы помощи семье и детям есть повсеместно. Если люди нуждаются в помощи, они могут найти информацию в интернете. Позвонить по номеру горячей линии и им всегда придут на помощь. Главное – набраться смелости сделать первый шаг.








Сыктывкар, Сыктывкар по количеству зараженных рискует стать российским Бергамо, – правозащитник Сыктывкар, Сыктывкар по количеству зараженных рискует стать российским Бергамо, – правозащитник