Общество

Из виртуального мира в реальность: как избежать игровой зависимости

21 мая 2021, 20:06
Фото: twitter.com
21 мая 2021, 20:06 — Общественная служба новостей — ОСН

Трагедия в Казани вновь обратила внимание на факторы, влияющие на психику детей. Одним из таких факторов является наличие в жизни подростка компьютерных игр. О влиянии виртуального мира на жизнь ребенка, о том, как защитить подростков от компьютерной зависимости в эфире телевидения Общественной службы новостей говорили участники программы:

  • Депутат государственной думы РФ, член Комитета по государственному строительству и законодательству Евгений Марченко;
  • Военный психолог, директор специальных программ «Центра защиты от стресса», руководитель на курсах «Бастион» Алексей Захаров;
  • Директор по развитию направления VR/AR компании Ланит-интеграция Денис Тимохин;
  • Технический директор компании Фибрум Алексей Глебов.

Как власти относятся к компьютерным играм?

Евгений Марченко: – Я думаю, что отношение – среднее. С одной стороны, не так, как к произведениям искусства, а с другой стороны – нельзя сказать, что все компьютерные игры опасны. Опасны те, которые сочетают в себе насилие, «стрелялки», убийства. Игры такого плана плохо влияют на психику детей. Если даже не брать трагические случаи, можно вспомнить ситуации, когда дети сначала играют по несколько часов в день, а затем пропадают там сутками. Это приводит к тому, что они совершенно перестают общаться с семьей, теряют интерес к учебе, перестают заниматься спортом, общаться со сверстниками и полностью погружают себя в виртуальный мир компьютерных игр. Жестокие игры провоцируют у ребенка насилие. С точки зрения законодательства, я бы запретил те игры, которые связаны с насилием.

Геймеры обречены на изменения в психике?

Денис Тимохин: – Если бы так легко было изменить психику человека, просто показав ему несколько картинок или видео, мы бы тогда жили в совершенно другом мире. На детей, как и на людей, в целом, повлиять намного сложней.  Уже давно существует определенный диагноз, как игровая зависимость. Она подразумевает собой не азартные игры, а именно компьютерные развлечения. Если этот диагноз есть, если он поставлен, это значит, что ребенок (либо другой человек) впадает в зависимость от развлечений, ему тяжело выходить в настоящий мир. С этого момента мы уже можем отслеживать определенные психологические изменения. Но сам факт того, что кто-то кого-то проткнул мечом, мы можем наблюдать и в книгах, и в фильмах, и даже в детских сказках. Нарушение психического состояния происходит в тот момент, когда случаются проблемы. Но они не обязательно могут быть связаны с играми. Даже в тех играх, где человек стреляет в человека, целю является не убийство человека, а некий образ, например, сильного террориста. Там сама стрельба всеми здоровыми людьми воспринимается, как некий спор, который метафорично показывает то, что мы видели в фильмах.

Алексей Захаров: – Это вопрос серьезный. Надо понимать, что есть определенное лукавство в системе оценки человека, который работает с позиции производителя игр. Чтобы все было честно и правильно, я бы посоветовал ему напрямую работать с представителями психологического сообщества, с грамотными психологами и психотерапевтами, которые бы разъяснили ситуацию этих действий не так плоско, как показано. Я не против игр. Я считаю, что игры – это очень серьезная вещь, потому что нужно понимать, что мы все всегда и постоянно играем.

Наша жизнь – это часть игры, а игра – это часть нашей жизни.

В процессе игры мы всегда учимся. А вот вопрос, чему мы учимся – очень серьезный и сложный вариант, который определяет достаточно много проблемных факторов. Нужно понимать, что игры делятся на две категории: те, которые являются симуляторами, и те, которые восстанавливают и показывают реальные события и реальную жизнь. Полезные игры используются в системе профессионального обучения, это хорошая вещь. Есть игры фантазийные, они тоже разные. Но в системах фантазийных игр очень много факторов, которые развращают человека. Хочет человек или не хочет, система его организма выстроена таким образом, что время, проведенное в процессе игры, организмом воспринимается, как фактор прошедшей жизни. И тот опыт, который человек в процессе игры получил, закрепляется в системе подсознания. А потом будет автоматически вытащен в систему жизни, когда человек с теми или иными жизненными проявлениями. Здесь человек столкнется с кризисными факторами, потому что реагировать он будет на жизнь позиции закрепленного, фантазийного, игрового опыта.

Есть ли временные промежутки, допустимые для игр?

Алексей Глебов: – Мы делаем именно игры для формата виртуальной реальности. Техническое оборудование для этого ты все равно не сможешь комфортно использовать в течение многих часов. Производители тех устройств, конечно, вырабатывают те рекомендации по нормам гигиены. Например, делать перерывы каждые полчаса, делать сессии длиной не более, чем пару часов. Плюс это накладывается на индивидуальные особенности организма, на вестибулярный аппарат. Что касается компьютерных игр перед монитором и телевизором, тут вступают, скорее, родители. Кому-то разрешают не более пары часов, а кому-то и 5-6 часов и более. Сейчас есть средства на всех гаджетах по ограничению доступного для ребенка времени.

– Вообще, на человека влияют очень многие вещи, но степень влияния абсолютно разная. Например, если мы говорим о телевизоре, то он очень сильно влияет на людей. Если вы будете 12 часов его смотреть, вы просто обалдеете. Безусловно, наличие фильмов, где рекой льется кровь, тоже оказывает влияние на людей. Но степень влияния компьютерных игр на детей во много раз больше, чем степень влияния книги или фильма.

Способны ли компьютерные игры привести здорового человека к отклонениям?

Алексей Захаров: – Игра – это навязанный социальный опыт, при чем не реальный, а выдуманный. Он навязанный, потому что это правила игры, а правила игры – это правила жизни. Они разрушительно действуют, как на здоровый, так и на больной организм. Привыкание возникает не просто так, этому предшествуют различные процессы.

Есть ли научные исследования, которые бы доказывали причастность компьютерных игр к преступлениям?

Алексей Захаров: – Проводилось множество комплексных исследований, которые проводились по заказу игрового производства и игровой индустрии. Там, естественно, факторы подхода к этому делу бывали разные. Я не против игр, это очень важно в жизни. Я за то, чтобы игры были правильными. Если бы все игры были правильными, мы бы не говорили на эту тему. Исследования необходимо проводить, они очень важны.