Эксклюзив

Светлана Метегина: Я – маленькое оружие

Двукратная чемпионка мира по тхэквондо - о карьере, жизни после неё и общественной деятельности
30 ноября 2018, 11:45
Фото: karate.ru

«Студентка, комсомолка, спортсменка, наконец, просто красавица» — говорят о многих. Впрочем, слова – одно. Содержание – другое. Но в нашем случае первое и второе совпадают, ибо Светлана Метегина стремится учиться новому, занимается общественной деятельностью, является двукратной чемпионкой мира по тхэквондо и, конечно, светловолосой красавицей.

— Я занимаюсь общественной деятельностью потому, что мне нравится помогать людям, — отметила Метегина.

— Как член общественно-наблюдательной комиссии Москвы вы помогаете тем, кто содержится в СИЗО. Что входит в обязанности члена ОНК?

— Контролировать соблюдение прав человека в местах принудительного содержания. Следить, чтобы не нарушались их права.

— Многие СИЗО обошли? 

— Была во всех.

— Какие нарушения фиксировали?

— Например, у человека болел зуб, а помощь не была предоставлена вовремя. А одна из самых громких историй связана с инвалидом-колясочником, которому предъявили странное обвинение в совершении разбоя с применением оружия. Хотя на самом деле, понятно, он был невиновен.

— Много нарушений в московских СИЗО?

— Не могу сказать, что много, но нарушения есть везде. Мы, члены ОНК, способствуем их оперативному исправлению.

— Какой поход в СИЗО оказался самым запоминающимся?

— Их было несколько. Из последних — к футболистам Кокорину и Мамаеву. Они ведь тоже спортсмены. Хотелось посмотреть, чтобы в СИЗО у них все было, как положено.

— То есть члены ОНК посещают СИЗО и по своей инициативе?

— Безусловно. Также есть обращения граждан, по которым мы осуществляем проверку.

— Кокорина и Мамаева, как я понимаю, вам было жалко?

— Мне жалко всех. На любую ситуацию нужно смотреть объективно. Я не хочу судить об их поступках, потому что не знаю, что за ними стояло.

— Надо полагать, стояло состояние алкогольного опьянения.

— Кто знает, что было у них в голове? Со спортсменов спрос всегда двойной, так как они физически сильны, имеют определенную базу.

В моих правилах бить только в качестве ответного действия, то есть тогда, когда придется защищаться. Ведь ты – как маленькое оружие: знаешь, как нанести человеку травму. Хотя с виду маленькая хрупкая девочка, которая ходит и улыбается (смеется).

Если ты знаком с единоборствами, то должен осознавать, какой ущерб можешь причинить другому человеку, что, ударив, можешь оставить его инвалидом. И, в первую очередь, стараться договориться. Однако все люди разные. Кто-то вспыльчивый. Кто-то не просчитывает последствия. И в результате попадает в такие ситуации.

— Вам сдерживаться приходилось?

— Да. Помню, в Нижнем Тагиле мы тренировались на улице, а местная шпана мешала. Я попросила прекратить и получила по лицу. Зная, что могу нанести серьезную травму, не ответила. А парень, ударив, убежал.

— Справились бы с Кокориным и Мамаевым?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно оказаться в подобной ситуации. Моделировать поведение тяжело. Но нападения двух мужиков на девочку – такого я бы не ожидала.

— Футболисты на условия содержания не жалуются?

— Нет.

— Вторая ваша сфера деятельности – общественное движение «За реальные дела». Чем занимаетесь там?

— Организацией мероприятий. Нравится общение с людьми, интересно, каким окажется конечный результат, к которому, как и в спорте, ты идешь постепенно. Мы проводим мероприятия, направленные на реальную помощь людям. Мне кажется, любая деятельность должна заключаться именно в этом.

— Третья сфера – спортивная. В каком году завершили профессиональную карьеру?

— В 2012-м.

— В 21 год. Почему так рано?

— Тхэквондо ITF – неолимпийский вид спорта. Максимум, чего можно добиться – получить звание заслуженного мастера спорта и выиграть чемпионат мира. Мечта осуществилась. У меня пропала мотивация. Плюс я перенесла несколько операций на колене. На заключительном в моей карьере чемпионате мира в Северной Корее выступала с порванными мениском и связками.

— Рисковали?

— Не без этого. Но я люблю трудности. Нравится добиваться целей, преодолевая различные сложности. Такие победы более значимы. Их ценность выше.

— Какие цели у вас сейчас?

— Хочется помогать спортсменам, которые завершили профессиональную карьеру. Я знаю, что такое, когда рушится привычный образ жизни и все нужно начинать заново. Впрочем, у меня все сложилось более-менее, так как закончила выступления в молодом возрасте, да и к жизни была приспособлена лучше, так как тхэквондо – вид спорта любительский и имеет ли государственное финансирование для меня до сих пор загадка. Мне приходилось работать, чтобы как-то себя содержать. Я трудилась с 14 лет.

В Нижнем Тагиле, помню, меня устроили в ДЮСШОР на ставку спортсмена-инструктора – 3 или 3,5 тысячи рублей. Тогда это для меня была большая радость. Спасибо моему тогдашнему тренеру, а ныне заместителю министра спорта Свердловской области Александру Викторовичу Маслову.

А профессионалы? Я разговаривала с Олимпийскими чемпионами. Некоторые мне говорили, что сами не ходили даже в магазин. А если травма? Тебя списали, заменили молодым. Подчас люди элементарно не приспособлены к обычной жизни. Бывает, что заслуженные спортсмены, выступавшие на соревнованиях самого высокого уровня, нуждаются в элементарных вещах.

Поэтому хочу создать движение для спортсменов, которые завершили карьеру. Пусть на первых порах это и будет какая-то элементарная помощь, элементарная информация. Но я знаю, что для бывших профессионалов это уже немало. Ведь им нужна казалось бы банальная социальная адаптация.

— Кто финансирует спортсменов, занимающихся тхэквондо?  

— Когда тренировалась я, для проведения сборов и поездки на соревнования искали спонсоров. Многие ездили за свой счет.

— Вы родились в Краснодарском крае?

— Да. В станице. У нас было свое хозяйство. Свиньи, куры, индюки и другие животные.

Был и дворец культуры, в котором я и начала заниматься каратэ — в подвале на бетонном полу. Когда бегали, пыль стояла столбом. Особенно мне нравилось отжиматься на бетоне. Впечатляла содранная кожа на костяшках пальцев. Уже с детства мне нравились трудности, нравилось добиваться результата, преодолевая их.

Но вести фермерское хозяйство непросто. В 1999-м родители приняли решение переехать на родину мамы – в Нижний Тагил. Недалеко от дома располагалась секция тхэквондо и мой первый тренер Игорь Александрович Тихомиров. В 2005 году, уже под руководством Маслова, поехала на первые крупные соревнования – первенство мира среди юниоров, до 18 лет, в Болгарии. Наш состав насчитывал более 100 человек. Выиграли трое. Я – в том числе.

— Когда и как переехали в Москву?

— В 2008 году. Меня заметил тренер сборной Александр Владимирович Сысцов, пригласил после окончания школы приехать в Москву. Я поступила в РГУФК – на кафедру бокса и кикбоксинга, хотя была кафедра тхэквондо. Но там все места были заняты.

Несколько лет училась платно. Потом финансы закончились. Благо, что в тот год мне присвоили заслуженного мастера спорта — по правилам института, студенты с этим званием учатся бесплатно.

— Что дает звание «заслуженный мастер спорта»?

— Непонятно (улыбается). Дали бы хоть льготный проезд (смеется). Тем более заслуженных мастеров спорта не так много – номер моего удостоверения – три тысячи какой-то.

— Иногда подобное звание дают и за восьмое место.  

— Я с этим не согласна. Волейболистка Екатерина Гамова сказала все правильно. И многие спортсмены ее критику того решения поддержали. Люди идут к этому званию долго-долго, а, оказывается, можно прийти другим путем. У каждого своя судьба.

— Кто-либо еще из россиянок помимо вас выигрывал чемпионат мира по тхэквондо в личном зачете дважды?

— В моей федерации, насколько я знаю, никто.

— Первое золото вы завоевали в 2009 году в Санкт-Петербурге.

— Я туда попала чудом. У меня было травмировано колено. Реабилитация – полгода. К тому же от страны в определенной весовой категории выступает только один человек. Но стране-хозяйке можно выставлять двух. Второй предложили стать мне. Бои были сложнейшие. Возникла путаница с турнирной сеткой. И мне пришлось проводить три поединка подряд – шесть раундов по две минуты. После окончания последнего я задыхалась – для того, чтобы восстановиться к финалу, легла на трибуны и накрылась полотенцем.

— Чемпионат мира 2011 года прошел в Северной Корее. Что удалось посмотреть?

— Практически ничего. Я была сконцентрирована на соревнованиях. Да и из отеля одним выходить запрещали. На стадион же возили на автобусе. Но поездка, конечно, была интересная.

На въезде в страну забрали телефоны. Отдали, соответственно, лишь при выезде. Понравилась еда — люблю острое. Видела рисовые поля, на которых все делают вручную. Различные старые транспортные средства, например, очень-очень старенькие трамваи. На стадион зрители приходили в одинаковой одежде. Женщины – в платьях, мужчины – в костюмах.

— В финале вы победили хозяйку?

— И это была моя мечта. Я всем говорила, что в финале хочу биться именно с кореянкой. Тхэквондо в Корее – национальный вид спорта. Его преподают даже в школе. Корейцы им живут, гордятся.

Соперница была выше на полторы головы. А у меня к тому же травма колена. Я могла работать только в одной стойке. Настраивала себя так – непобедимых соперников нет, а проигрывают чаще всего именно сидя на трибуне, то есть тогда, когда боятся.

— Медалей дома много? Есть ли специальный музей?

— Медалей много, но точное количество не знаю – не считала. Говорят, это плохая примета. Хотя я в них и не верю (улыбается). Самолюбование не люблю. Но небольшой музей и правда планирую – сейчас как раз думаю, каким образом его лучше сделать. Мне кажется, детям и внукам будет интересно.

— В тренерской деятельности себя пробовали?

— Да. И, мне кажется, получалось неплохо. Сейчас тоже тренирую, но только иногда – провожу персональные занятия, когда есть время.

— В интернете есть видео, где вы разбиваете руками и ногами доски. Доску какой наибольшей толщины можете сломать с одного удара?

— Три сантиметра. Возможно, смогу и пять. Но нужно подготовиться.

— Ощущаете себя звездой?

— Нет, это осталось в 15-летнем возрасте – после той самой первой крупной победы – на первенстве мира среди юниоров. После нее у меня и правда была звездная болезнь. Думала, что крутая, все умею и мне более ничего не нужно. По школе ходила важная (улыбается). Начала по-другому относиться к людям. Но вовремя поняла, что это – не я. И скоро та самая простая Света вернулась обратно. И больше уже не менялась.

Автор: Константин Нуждёнов

читайте также