Популярное

Якубович: По утрам читаю сводки из сумасшедшего дома

Известный телеведущий Леонид Якубович в эксклюзивном интервью ИА «Общественная служба новостей» оценил происходящее в обществе, Москве и стране.
16 октября 2018, 10:22
Фото: Novostivmire.com

Добрые дела

— Вы были доверенным лицом Владимира Путина на последних президентских выборах.

— Я был доверенным лицом еще Ельцина. И три раза – Владимира Владимировича.

— А в октябре вступили в общественную организацию «Офицеры России». В вашей деятельности вырисовывается политический вектор?

— Нет. Никакой политики. Мы оговаривали конкретные добрые дела. А политикой я заниматься не собираюсь. По многим и разным причинам.

— Какие конкретно дела вы будете осуществлять?

— Я бы не хотел говорить об этом сейчас. Потому что сначала нужно сделать. И тогда вы все узнаете.

Человек не может жить без веры. Исключено. Это – фундамент. Причем совершенно неважно, во что он верит

— На прошедших недавно выборах мэра Москвы Сергею Собянину была реальная альтернатива?

— Так выборов и не было. Что мы, в самом деле? Взрослые же люди. Альтернативы Собянину просто не было. Был Собянин. Все знали, что он и будет. Я бы на месте Собянина оскорбился. Невозможно ставить рядом с ним людей, которые по разным причинам ему не годятся в подметки. Они просто неравнозначные фигуры. Получается, что его сравнивают с этими. И все это видят. Как-то неуважительно.

Падение души

— Есть ли в сегодняшней Москве, на ваш взгляд, знаковая фигура? В одном из интервью вы говорили, что чем дальше от Москвы, тем чище и прозрачней.

— Это правда. К сожалению, мы даже не понимаем, что теряем. И это невероятная история падения души. Ушел Эдик Успенский. То есть ушел Винни-пух, ушел Чебурашка. Ушел Рома Карцев. Согласитесь, это фигуры не просто знаковые. Это – эпоха. Провожали, а зал был пустой. Хотя я был убежден, что стоять будут толпы.

Иосифа Кобзона провожали массы по многим причинам. Столько поколений, что сложно передать словами. Тем более, что Иоська сам по себе был святой человек. Я был у него на 50-летии, 60-летии, 70-летии, 80-летии. Концерт на 50-летие был в театре «Эстрады». Только он вышел на сцену – и все. Не могли начать. Из зала потоком шли люди, чтобы сказать ему спасибо: за то, что переселил, достал лекарства, помог маме. Творилось что-то невероятное. Он – фигура официальная. Но те, кто провожал – люди среднего возраста и выше. Я не знаю, кто является культовой фигурой для сегодняшних молодых ребят. Просто не знаю.

Когда с кем-то встречаюсь, всегда говорю: когда-то давным-давно, когда по улице шел батюшка, прохожие ломали шапки. Когда-то давным-давно, когда по улице шел георгиевский кавалер, прохожие ломали шапки. Если это когда-нибудь вернется, можно надеется, что в этой стране хоть что-то хорошее получится. Если нет – надежды нет. Объяснение необязательно. Не знаю я сегодняшней знаковой фигуры для Москвы. Просто не знаю и все.

У 15 процентов 11 тысяч пенсия. А футболисты получают 8-12 млн долларов в год. Вы что, очумели? Кто эти люди?

— Одна из последних инициатив власти – перевод россиян на электронные паспорта. Лично вам с ним будет удобно?

— Черт его знает. Я беру с собой паспорт только тогда, когда куда-нибудь лечу. Вообще, это какая-то странная условность. Вспоминаю свой первый поход в Думу — к Славе Говорухину. Стоят голубые фуражки и не пускают. Говорят: «Паспорт». Я ответил, что у меня его с собой нет. А они – мол, без паспорта пустить не можем. Да мне, говорю, к Говорухину. В ответ – минуточку. Прапорщик начал кому-то звонить. И произнес легендарную фразу, которую я запомнил на всю жизнь: «Товарищ капитан, передо мной стоит Леонид Аркадьевич Якубович, который ведет «Поле чудес». Но у него нет паспорта. Можно пропустить?» — «Нельзя». То есть требуют документ, удостоверяющий мою личность. Я спрашиваю: «Ты удостоверяешь мою личность?». Говорит: «Да. Но паспорта нет» — «А если придет двойник с моим паспортом?» — «Тогда другое дело».

Это какая-то бредятина не совсем понятная мне в принципе. Конечно, по большому счету мне сейчас нужно говорить об идентификации личности, безопасности. Но в принципе мы таскаем какой-то собачий жетончик.

Отсутствие культуры

— В последние дни все медийное пространство заполнено драками, которые с лихвой перекрывают все остальные события. О чем это говорит?

— Об абсолютном отсутствии культуры. Никто не понимает, что основой благополучия государства является совсем не экономика, а культура. Это – беда. Когда я был маленьким, каждое воскресенье мы всем классом ходили в театр или музей. За 15 копеек. Посещение было обязательным.

— Сейчас пешком по Москве ходите?

— Не могу. Если пойду, буду только фотографироваться и давать автографы.

— А прогуляться бы хотелось?

— Когда я учился в седьмом классе, мы с приятелем придумали забаву. Выходили из дома, два дурака, в семь утра. С собой пять копеек и бутерброды. Доезжали до последней станции метро. И оттуда, никого не спрашивая, требовалось дойти до дома. К вечеру возвращались. Я знал Москву невероятно.

— Система разболталась. В космическом корабле какая-то дырка. Характеристика одна: враг народа. Это не просто тюрьма. Это что-то чудовищное.

— Сегодня Москву узнаете?

— Города, в котором я вырос, практически нет. Давайте подумаем о старых москвичах. Было бы правильно спросить у людей: мы собираемся делать вот это, ваше мнение. И спрашивать каждый раз. Дороги и все, что связано с техникой, — грамотно и быстро. Надо отдать должное мэру. Что касается всего остального – гигантские проколы. Гигантские.

Я дилетант. Но даже мне понятно, что система платных стоянок провалилась насмерть. Потому что она изначально глупа. У нас на Садовом кольце закрылась половина магазинов. Почему? Я еду домой. Остановился купить батон. Полчаса – 100 рублей. Больше получаса – 2 тысячи. Хочешь – ставь. Сколько времени проводят люди в ресторанах? Три часа – две тысячи. Больше трех часов – 20 тысяч. Я не могу подъехать к поликлинике. Как это? Говорят: в шаговой доступности. Нет никакой шаговой доступности.

По телевизору рассказывают, как они всем довольны. Но это неправда. Давайте считать от человека. Государству принадлежало управление городом. Сейчас его отдали управляющим компаниям. Количество уголовных дел, того безобразия, что сыпется из телевидения, говорит о чем? Не получилось. Во-первых, это не специалисты. Кто их набрал – неизвестно. Показывают толстую морду. Выяснилось, что она украла 18 миллионов. Когда успела? И тут же показывают дом, где сидят без света. Значит, где-то пробой.

Развернем голову в сторону Китая. Коррупция – примерно 3,5 процента. Избавиться от нее очень трудно. Вопрос, как в Китае это делают? У них по телевизору показывают, как расстреливают взяточников. И потихоньку приучили. Ведь когда-то в Финляндии дома не закрывали. Почему? Потому что ворам на площади рубили руки. Жестоко? Да. Но придумайте другую систему. Учитель приходит с работы с синяками, потому что его избил ученик. Вы что, с ума посходили? Если такое произошло – все, «черный билет». Не принимать ни в одно учебное заведение. Пусть болван стоит и работает на станке. Если научится.

Какой-то баран не пропустил Скорую помощь. С этой секунды навечно должен быть лишен водительских прав. С конфискацией транспорта. Что это за штраф в 2,5 тысячи рублей. Для кого? У него четыре «Бентли».

Никто не понимает, что основой благополучия государства является совсем не экономика, а культура. Это – беда.

Враги народа

— Вы – сторонник радикальных мер?

— Система разболталась. Что, просто так что-то падает или не взлетает? В космическом корабле какая-то дырка. У меня такое впечатление, что я читаю сводки из сумасшедшего дома. Утром происходит пятиминутка – мне докладывают, что происходит в пятой палате, что в двенадцатой. Если в каком-то магазине продается хлеб, выпеченный не по ГОСТу, или просроченное молоко, или гнилой помидор – это, значит, травят народ. Вкачивают добавки, что-то генно-модифицированное. И говорят – опасно, есть нельзя. Но нам это продают. Характеристика одна: враг народа. Это не просто тюрьма. Это что-то чудовищное. Это нужно завинчивать обратно.

Владимир Владимирович Путин несколько лет назад зашел в магазин и сказал: ну вы обалдели – 300 процентов наценки. Что-нибудь изменилось? Ничего. Заседание президентского совета напоминает мне приход санитара в дом больных с детства детей. Говорят: президентские указы выполнены на 60 процентов. В каком смысле? Я не понимаю. Вот Шойгу издал приказ. А его выполнили на 60 процентов. Что это значит? Это не просто не полное служебное несоответствие. Если до Путина дошло письмо, в котором изложен факт, который можно было решить на месте, в эту секунду мэра нет, губернатора нет. Как может быть, что президент страны решает вопросы, например, с водой?

— Председатель ЛДПР Владимир Жириновский предложил нестандартный метод воздействия на скандалистов последних дней — футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева: отправить их в Сирию, чтобы учили местных детей играть в футбол.

— Бред.

— Вопрос в том, какой метод воздействия могли бы предложить вы?

— Метод очень простой. Генерал-майор имеет пенсию 45 тысяч рублей. Вот пусть они и играют за эти деньги. У нас академик получает меньше, чем тот, кто думает ногами. У 15 процентов 11 тысяч пенсия. А эти получают 8-12 млн долларов в год. Вы что, очумели? И потом, кто это? Что это, Месси? Роналду? Пеле? Кто эти люди? У нас вся страна встала на дыбы, потому что они добились восьмого места. Сумасшедший дом. И все, исчезли. Больше никогда мы их не увидим. Вы чего? Почему, на каком основании эти спортсмены получают столько? Что такое? Нужно, наконец, придумывать ситуации, которые объединяют, а не разъединяют. Это огромная задача.

Учитель приходит с работы с синяками, потому что его избил ученик. Если такое произошло – все, «черный билет». Пусть болван стоит и работает на станке.

Раньше был отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС. Им заведовал Суслов. Как это происходило, второй вопрос. Но агитация и пропаганда в СССР была поставлена потрясающе. Мы все верили, что, действительно лучшие и на нас фиг нападешь. А что сейчас? Всем объяснили, что бога нет. Ленина нет. И Сталина тоже. И?

— И?

— И тогда не надо спрашивать, почему вечером на нас нападают. И почему такой грабеж в стране. Человек не может жить без веры. Исключено. Это – фундамент. Причем совершенно неважно, во что человек верит, я совершенно отрицаю фанатизм. Чтобы объединить общество, должна быть идея, которую будет продвигать личность.

— Есть ли у вас предложение?

— Называй меня тогда Иммануил (улыбается). Я же не Кант. Как я могу придумать объединяющую идею? Она должна из чего-то складываться. Гордости самой по себе не бывает. Человек должен чем-то гордиться. И этому нужно учить с детства. Что такое патриотизм? Очень просто: я – патриот своей квартиры. И убьюсь за нее насмерть. Если я выйду из дома, лучше него нет. Если я поеду в другой город, я глотку порву за город, в котором родился. Мы сейчас несем нашу страну. А если еще стакан выпить… Но не дай бог за границей мне кто-то что-то скажет про Россию-матушку. Я перегрызу глотку. Так несколько раз и бывало. Но так меня, извините, воспитывали с 1945 года. Это – патриотизм. Для того, чтобы он был, нужно действительно гордиться своим домом. Чтобы дом был действительно красивым. Я не должен бегать за какими-то паскудами и видеть, как моя мама умывается слезами потому что у нее нет горячей воды или обваливается потолок. Сейчас же я такие картины вижу по телевизору бесконечно. А тетка из ЖКХ с бриллиантами стоит и говорит, что мы поставим это в план на 2025 год. Оставить бы от нее одни бриллианты!

Автор: Константин Нуждёнов 

 

читайте также