Эксклюзив

Повесть о настоящем журналисте. Борис Корчевников

21 ноября 2019, 16:01
21 ноября 2019, 16:01 — Общественная служба новостей — ОСН

Борис Корчевников – талантливый журналист и актёр. В роли ведущего он выступал в нескольких популярных передачах и ток-шоу. С 2017 года он возглавляет телеканал «Спас» как генеральный директор и генеральный продюсер.

19 ноября Корчевников был гостем на встрече из цикла «Диалог с профессионалом». Такие мероприятия организует Общероссийское движение «Сильная Россия» в Доме общественных организаций в Москве.

Модератором встречи выступила руководитель Центра добрых дел Сабина Цветкова. Открывая мероприятие, она обратилась к гостю с вопросом: «Что для тебя такое «счастье»?»

«Это хороший вопрос», – ответил Корчевников. – «Его можно не стесняясь задавать всем. У каждого будет своё определение».

Гость продолжил, сообщив, что любит видеть ответы на подобные вопросы в самом слове:

«В слове «счастье» есть корень «часть». Значит «счастье» – это часть чего-то большего. В каждом из нас есть шкала, на которой можно найти что-то предельное. Можем назвать слово «блаженство», слово понятное всем. Заметьте, когда мы счастливы, нам кажется, что это ещё не самое блаженство. Но, как будто, ещё шажок – и будет самое оно».

В России одна из лучших школ современной журналистики

На встрече значительное время было уделено работе телеканала «Спас». И деятельности православных общественников.

Но во второй части вопросы стали поступать от молодых журналистов. Они хотели услышать рекомендации и советы старшего коллеги.

Евгения, студентка факультета Журналистики, поинтересовалась, чем для Корчевникова является журналистика:

– Если брать самую сердцевину профессии, то из-за чего в неё стоит идти?

Помните такой фильм: «Жизнь других»? Он был про наблюдения. А журналистика это когда тебе интересны другие жизни.

Это самое главное. Всё остальное – это прикладное. Вся реализация на этом: на искреннем интересе к тому, как живут люди.

Евгения. А согласны вы с таким утверждением (оно будет немного противоречить первому вопросу), что журналистики в России нет? Что она умерла.

– Нет, не согласен. Откуда это?! У нас одна из самых лучших и интересных журналистских школ в мире.

Что касается, например, школы репортажей (я сейчас про телевидение говорю, потому что строго телевизионщик) и других жанров, мы – одно из лучших телевидений в мире. Говорю это совершенно авторитетно, потому что очень много смотрю в силу профессии.

Есть жанры, где мы берём пока ещё очень много внешнего: развлекательное телевидение и так далее.

Но если вы про журналистику спрашиваете! Про телевизионную журналистику, то (наша – прим ИА ОСН) одна из лучших школ в мире.

– Евгения. Три книги, которые вас сформировали, как журналиста?

– Книги? Да, безусловно (повлияли – прим ИА ОСН). Вообще, журналиста формирует практика.

Очень хорошо, что мне кто-то дал совет работать с самого первого курса. Учась на журфаке, я параллельно работал. Это и было обретением профессии. Потому что, особенно поначалу, надо заниматься профессией. Самой-самой-самой такой (основной работой – прим ИА ОСН), которая «набивает руку».

Репортаж прекрасно «набивает руку». Прекрасно учит общаться с людьми. Чувствовать других людей. Постоянно выходить из собственной зоны комфорта в чужие зоны жизни.

Репортаж. «Набить руку». Пускай на это уйдёт пять, шесть лет. Потом все остальные жанры на это будут нанизываться.

Сейчас есть проблема. Я постоянно читаю резюме: все хотят быть ведущими. Сразу. Мало кто хочет быть корреспондентом, хотя это самая востребованная профессия на телевидении.

По-моему, дико интересная.

Борис Корчевников
Борис Корчевников. Фото: ИА ОСН

Самому себе я бы сказал: не ходи на операцию

Сабина Цветкова, завершая собрание, снова обратилась с вопросом к Корчевникову.

– Представь висит твоя фотография. Того самого маленького Боречки, который в начале своего пути. У которого большая и очень интересная дорога. Где-то тернистая. Где-то сложная. А где-то – очень лёгкая и успешная. Что бы ты посоветовал ему? Тому самому Боре.

– Я всегда очень дорожу, когда люди, отвечая на этот вопрос, говорят что-то конкретное. У многих это не всегда получается. Легко сказать что-то абстрактное: «Не ври».

Я бы тоже мог сказать: «Не ври никогда в жизни. Заботься о близких людях». Безусловно. Да.

Но я не хочу сейчас врать, здесь перед вами и перед огромной аудиторией в сети. Поэтому, знаете что? Я отвечу совершенно искренне.

Может, потом об этом пожалею.

У меня есть одна проблема со здоровьем, которая мне очень мешает в профессии. У меня есть проблема со слухом.

Дело всё в том, что для журналиста главное – это слух. Даже когда мы берём интервью, мы слушаем. Главное – это слышать и слушать. Потому что все вопросы рождаются из того, что ты слышишь.

У меня так получилось, что главный мой инструмент, он пострадал. Это мой слух. Это случилось, когда в 2015 году я попробовал сделать одну операцию, которую мне рекомендовали.

Что уже теперь говорить? Её не надо было делать. Но тогда я её сделал.

И если вы даёте мне такую возможность – посоветовать самому себе – я бы сказал совершено определённо: «В 2015 году тебе будут говорить настойчиво, поспешно, что надо сделать операцию. Не делай её, воздержись. У тебя будут огромные проблемы после этого со слухом. Ты останешься в профессии, всё будет «Слава Богу!». Просто тебе всё будет значительно большим трудом даваться».

Я сейчас понимаю, что, может, так должно быть. Что, может, и полезно так. Но мне, действительно, немножно… множко дискомфортно от этих проблем со слухом. Если бы была возможность их избежать, то лучше бы их избежать.

Я бы ему это посоветовал: «Не езжай на эту операцию. Ничего доброго она тебе не принесёт. В смысле слуха».

Диалог с профессионалом
Встреча «Диалог с профессионалом». Фото: ИА ОСН

Для работы на «Спасе» необходимы и профессионализм, и понимание темы

По окончании мероприятия наш корреспондент, улучив минуту, задал Корчевникову несколько вопросов.

– На Russia Today работают не только россияне. На «Спасе» вы готовы принимать людей, которые просто хорошо и с уважением относятся к православию, но не являются воцерковлёнными? Что для вас важнее: профессионализм или вера?

– Я не хотел, чтобы так стоял вопрос. Чтобы приходилось выбирать.

– А если просто глубоко уважающий православие человек придёт к вам на канал, вы его примете?

– Этого тоже недостаточно. Профессионализм и понимание темы – это очень важно, конечно.

– А глубокая иступлённая вера не является определяющим фактором?

– Не является. Нет.

– Ваша программа называется «Судьба человека». Это, фактически, отсылка к известному советскому фильму. Если к вам придут с предложением сделать передачу о поиске духовных корней социализма. Или поиска духовных пересечений коммунистического строя и православия. Вы готовы такую программу сделать?

– Да, любую программу. Почему нет? Журналистика она про Исследование темы. Со всех сторон.

Диалог с профессионалом
Встреча «Диалог с профессионалом». Фото: ИА ОСН