Эксклюзив

«Мы боялись жаловаться, ведь у них в заложниках были наши дети»

Всё большее число родителей обвиняет сотрудников Центра им. А.Н. Бакулева в смерти детей
27 мая 2019, 11:17

Очередной скандал разворачивается вокруг московского Научного Центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева. Счёт родителей, возмущённых лечением детей, идёт на десятки. Возбуждено два уголовных дела. О том, что происходит — в материале Общественной службы новостей.

Напомним, ранее мы уже рассказывали историю семьи Баженовых, которые обвинили врачей Центра в смерти ребёнка. Было возбуждено уголовное дело. Однако количество жалоб после того случая не только не пошло на спад, а стало нарастать.

«Перенесли восемь операций»

Вадим Колотушкин, отец пострадавшего в Центре ребёнка, заявил, что Кунцевский межрайонный следственный отдел города Москвы возбудил уголовное дело по статье 238 ч. 2 УК РФ – «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья».

— Пока в деле стоит «против неустановленного лица», — отметил Колотушкин. — Хотя лично мне все эти люди известны. У ребенка был не самый сложный порок сердца. В Европе такое до года не оперируют, может само восстановиться. У нас же теперь, после рекомендованной операции, не работает ничего, кроме сердца.

Кира Колотушкина родилась в Вологде. Местные врачи поставили диагноз: врожденный порок сердца и посоветовали ехать в Москву, в известный Центр им. Бакулева. Там сказали: необходима срочная операция. Тем более, что её сделают по квоте, то есть бесплатно.

— Мы подписывали согласие на использование для заплаты на сердце одного материала, а хирург использовал другой, который не прижился, — рассказал отец.

В результате 7-месячному ребёнку сделали вторую операцию. Дальше ему становилось только хуже. Он так и остался в реанимации и перенёс в общей сложности восемь хирургических вмешательств. То воспалялся шов, то врачи видели в сердце тромб, то в грудной клетке обнаружили кишечную палочку.

По словам родителей, позже они узнали, что операцию с таким диагнозом можно было не делать вообще. Или хотя бы подождать — пока ребенок подрастет.

— В реанимации Центра ребёнок пролежал с 25 ноября по 11 апреля. За это время Кира перенесла несколько пневмоний. Но уже 1,5 месяца мы находимся в клинике в Италии. Никак осложнений нет. Все потому что в центре им. Бакулева не проводят дезинфекцию. За 5 месяцев мы ни разу не видели, как дезинфицируют реанимацию, — сказал Колотушкин.

В Центре им. Бакулева ребёнку кололи антибиотики, которые, по словам родителей, повлекли сбои в работе почек и печени. Колотушкины просили, чтобы их дочь перевели в другую клинику, но консилиум врачей Центра посоветовал им продолжить лечение в том же месте.

Родители нашли спонсора, который согласился оплатить двухмесячное лечение Киры в клинике итальянского города Масса. Большинство медицинских препаратов отменили. По словам врачей, скоро наступят улучшения. Должна восстановиться кожа, которая в язвах. И печень. С почками сложнее.

«Медсестра не смогла попасть в трахею»

— Малышам колют реланиум (сильное успокаивающее средство. — Прим. ОСН), чтобы они спокойно лежали. Рустем поймал врачей за руку. Был скандал. Понимаете, мы боялись жаловаться, ведь у них в заложниках были наши дети, — сказал Вадим.

Крымчанину Рустему Идрисову боятся уже нечего. Его сын умер через месяц после выписки из Центра им. Бакулева. Мальчику сделали несколько операций. Первая прошла неудачно.

Но Идрисов не стал писать заявление в полицию — похороны прошли, проводить эксгумацию тела он не желает. Мужчина считает, что сын намучился при жизни и не хочет беспокоить его еще и после смерти.

— У нас ребёнка отключили от аппарата, обеспечивающего жизнедеятельность, без нашего согласия. Позвали к 12 часам, мы опоздали на полчаса, потому что сообщили поздно. Заведующий реанимацией  сказал, что была зарегистрирована смерть мозга после двух кровоизлияний. Но патологоанатом заявил, что кровоизлияний не было, был страшный отек мозга. Обращаюсь ко всем, чтобы дежурили в реанимации, чтобы детей не могли отключать без их ведома, — отметила Ксения Емельянова, мама еще одного погибшего ребенка.

Когда Емельяновы попросили дать им возможность увидеть умершего ребёнка до того, как его увезут в морг, им отказали. Врачи сослались на протокол.

Фото: Ксения и Добрыня Емельяновы

История семьи Емельяновых похожа на истории других пострадавших. Несмотря на сложный диагноз, до операции ребёнок сам ел и никаких признаков беспокойства не выказывал. Однако врачи центра настояли на скором вмешательстве. Ксения рассказала, что им выдали только справку о смерти, медицинского заключения нет до сих пор.

— Медсестра не смогла попасть в трахею и случился спазм. Доктор позвал вторую, более опытную медсестру. А та ответила: «Это не моя работа, у меня своей работы много». Ребёнок начал задыхаться. Я сама медик, на мой взгляд, произошла остановка сердца и дыхания, — рассказала Татьяна Бычкова, мать еще одного погибшего ребенка.

Родители жалуются на медсестер. И на то, что их в больнице не хватает. Заявляют, что почти все детям без ведома родственников при операции на сердце вырезают тимус – вилочковую железу, которая отвечает за иммунитет ребенка до года.

Впрочем, по словам эксперта, врача-реаниматолога Дмитрия Иванова, эта тема — спорная. Тимус мешает хирургам добраться к сердцу. Оставить его теоретически можно, но это повышает вероятность послеоперационных осложнений. Поэтому врачи выбирают из двух зол меньшее.

Но в Центре им. Бакулева это почему-то не объясняют родителям понятным языком.

— Если у ребёнка протезируют клапан или один из сосудов, то тимус удаляют во избежание отторжения инородного тела. Тоже и при пересадке сердца. Иначе верная смерть. Если операция на сердце ограничивается расширением одного из клапанов, то тимус не трогают вообще, — пояснил Иванов.

Иванов заявил, что «реанимация — это ад, где нет места эмоциям». «Тяжелые больные умирают. С этим поделать ничего нельзя. И тут дело не в халатности медиков, просто обычная цепочка осложнений, приводящих к смерти», — добавил он.

Двоякая репутация

Центр им. А. Н.  Бакулева известен на всю Россию. И вообще-то лечиться здесь для многих — удача. Тем не менее, описанные выше ситуации, и не только они, создают Центру в глазах людей неоднозначную репутацию.

Например, в интернете не первый год говорят, что в Центре «отрабатывают квоты» — отсюда и берутся необоснованные, как заявляют родители, операции. За их проведение больница получает деньги от государства.

 

Фото: Петиция на сайте change.org

В интернете есть петиция, создатели которой просят остановить «назначение ненужных операций». В соцсетях родители детей и взрослые пациенты заявляют, что таким образом в Центре усугубляют пороки, чтобы подвести людей под полосную операцию. Семьи пострадавших советуют не принимать на веру поставленные врачами диагнозы и перепроверять их в других лечебных заведениях.

Кардиологи, к которым мы обращались, не пожелали комментировать эту тему. Некоторые на условиях анонимности отметили, что десять лет назад старались не оперировать детей при весе менее 18 кг. И вообще не спешили с операциями, если не было прямой угрозы жизни.

Родители детей отмечают, что после лечения в Центре им. Бакулева их не желают принимать в других больницах. Приводят пример, как берлинская клиника «Асклепиус» прислала отказ, объясняя это «внутрибольничными инфекциями в Центре».

В то же время специалисты считают, что родители неправильно трактуют отказы. В каждой клинике своя внутрибольничная флора. И дело не в ней, а в том, что никто не хочет брать сложных больных и портить статистику.

 

Фото: Скриншот страницы группы в социальной сети «ВКонтакте»

Вопросы без ответов

Родители детей также отмечают грубость персонала Центра им. Бакулева.

«Лечащий врач сказал перед выпиской, что наше дальнейшее нахождение в больнице ухудшает статистику. И что все, что можно было с нас взять, они уже взяли», — рассказал Идрисов.

«Кардиохирург сказал: «Уезжайте умирать домой. Выживете – приезжайте на консультацию», — заявила Бычкова. Её ребенок до консультации не дожил.

«Врач очень грубо ответила на вопрос бабушки о состоянии Игоря:  «Что это у вас за ребёнок! Толстый, глухой, сам дышать не может, кто вообще его родители! Я бы посмотрела им в глаза! Как вообще с ним работать!», — это из жалобы семьи погибшего Баженова.

В Центре им. Бакулева ежедневно делают десятки операций. И, понятно, что спасти всех невозможно. В столь сложном деле, как операции на сердце, не исключены и врачебные ошибки или неправильный постоперационный уход. Вопрос в том, насколько ситуации, описанные пострадавшими, системны.

— Мы хотим наказать виновных. Чтобы обратили внимание, что не все так гладко. Чтобы перестали резать тех детей, кому не требуется операция, — объяснил позицию Колотушкин.

Представители пресс-службы Центра им. Бакулева назвали все обвинения ложью, а родителей, подавших в суд – «сумасшедшими». Поначалу нам обещали дать исчерпывающую информацию, но в последствии пресс-служба перестала выходить на связь.

Фото: Скриншот переписки группы в WhatsApp

Пока мы готовили материал, в реанимации Центра им. Бакулева умер ещё один ребёнок, родственники которого также винят в трагедии медицинский персонал.

Автор: Инга Ланская 

Автор: Инга Ланская

читайте также